Запретная Зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Запретная Зона » На Берлин » День 2 : Наступление


День 2 : Наступление

Сообщений 21 страница 40 из 75

21

Тёрнер вздрогнула дважды: когда осекся первый фашист и когда хрустнули позвонки в шее второго. Швед что-то сострил и покинул грузовик, велев девушке следовать за ним. Мел «отмерла», сунула пистолет за ремень и как можно быстрее направилась вслед за Маттиасом, чтобы не находиться рядом с трупами ни одной лишней секунды. Если бы Швед не убил их, они бы убили Шведа. И её тоже убили бы. Мел как мантру повторяла эту истину про себя, пробираясь к выходу сквозь ящики.
Едва Мелисса преодолела брезентовый полог, на неё обрушился сокрушительный ливень. Волосы и китель в момент стали мокрыми. Девушка отвела волосы от лица рукой и осмотрела местность: какая-то парковка, заставленная военной техникой, за техникой виднеется здание. Ситуация и специфичная архитектура позволяли предположить, что здание это - казарма.
Швед вручил девушке канистру. Та одарила его вопросительным взглядом. Теперь, значит, поджог. Как бы ни хотелось, сейчас её сопли и метания явно некстати, придется отложить до лучших времён. Представить, что это обычный ночной кошмар, не думать о людях внутри. Это единственный путь к возвращению,  а сокрушаться Тёрнер будет дома.
Швед занялся пулеметами, в то время как Мел направилась дальнему углу здания, припадая на раненую ногу. Вслед ей донеслись слова о скором прибытии патруля, и девушка стиснув зубы, ускорила шаг. От боли на глазах проступили слезы, но пасовать сейчас — непозволительная роскошь.
Вот и казарма. Мелисса пригнулась, под окнами произрастала живая изгородь, за которой девушка с легкостью могла скрыться от глаз случайно выглянувшего из окна солдата.
Она бросила крышку канистры куда-то под крайний куст и начала обратное движение, разливая вдоль здания горючую жидкость, издалека плеснула бензином на лестницу, ведущую к парадному входу, и саму дверь. Оставшимся в канистре была прочерчена дорожка до Шведа.
- Поджигай. - Зажигалок или спичек у некурящей девушки не водилось.
Когда пламя занялось, ветер существенно ускорил его распространение. Спустя пару минут фашисты из окон посыпались, только что не грозьдьями. Мелисса подняла с асфальта ракетницу и обогнула военный грузовик, чтобы не видеть расправы.
Здание полыхало, слышался грохот шведова пулемёта. В серое небо устремилась сигнальная ракета.[nick]Мелисса Тёрнер[/nick][icon]http://data.whicdn.com/images/260201758/large.jpg[/icon]

+2

22

И вот снова они куда-то спешат. Дорогой Чарли молчала, да и уместны ли после такого слова? Зато в её голове было много мыслей самых разных, только вот все они быстро улетучивались из её головёнки, словно их выдувало оттуда внезапно налетевшим ветром.
В один момент девочка подняла глаза кверху. «Какое небо…» – молча изумился ребёнок, разглядывая надвигающиеся свинцовые тучи. Ещё чуть-чуть и эти тяжёлые, будто каменные глыбы, облака закрыли солнце, из-за чего кажется, что вся небесная гладь так и давит на землю и в любую минуту может обвалиться. Вокруг не было ни души. Только трое молчаливых путников возвращались к домикам.

Девочка шла с другой стороны от пленного немца, крепко сжимая руку мистера Акайо. Сейчас ей меньше всего хотелось потерять его во второй раз. И с каждым шагом она всё сильнее сдавливала ручонкой его ладонь. И больше всего хотелось забыть о плохом, о том, что с ними произошло, и это, кажется, у неё получалось. И пусть ноги её совершенно не слушались, волоклись по траве, земле и собрали все камни на пути, сама она витала в меланхоличных грёзах, таких спокойных и умиротворяющих. В таких, в которых стоит пребывать после пролитых слез.
Рассудок девочки не был затуманен ничем, она забыла обо всём. Закрылась в своём детском мире и наблюдала, казалось, за чем угодно: за последним лучиком солнца, за темнеющей травой, муравьями, спешившими в свои дома для укрытия от непогоды, но только не за людьми, идущими рядом. А как ей хотелось посмотреть на них. Где-то в душе, совсем глубоко и так по-детски невинно. Снизу-вверх. «И не страшно им там смотреть вниз? Голова не кружится?» – размышляла раньше Чарли, глядя на высоких людей, проходящих мимо неё.
Так незаметно все трое добрались до деревеньки. Казалось, совсем недавно она ещё стояла здесь, в этом цветущем саду, наслаждаясь ароматом цветов и жужжанием пчёл. А теперь? А теперь Мистер Акайо тащил за собой двоих к этим … страшным и могучим атлантам! О нет, нет! Только бы не туда! Как же Чарли боялась их. Она ни за что не поедет в танке! Лихорадочно глядя по сторонам, она пыталась найти какое-нибудь иное прибежище, но было уже поздно. Готовые к отправке машины с минуты на минуту должны были тронуться в путь. Чарли опомнилась только тогда, когда мужчина запихнул её в танк.

Железяка хрипло заклокотала, а потом и вовсе взревела. Чтобы как-то отгородить себя от оглушающего шума, девочка крепко обхватила голову руками и на всякий случай зажмурилась. Чуть свыкнувшись с новыми ощущениями от поездки в этом бронированном звере, Чарли осматривается. А внутри оказалось намного просторнее, чем она ожидала, и не так страшно. Здесь не было тех зловещих механизмов, вроде стальных тисков и жерновов, которые в один миг могли раздавить в своих объятиях, но было много другого, интересного. Девочка могла только мельком оглядеть окружающее, так как во время их столь стремительной поездки ей нужно было ещё и за что-то держаться, чтобы не свалиться с откидного кресла-сидушки, где она уже успела примоститься.

Когда всё перестало дребезжать и рычать, Чарли поняла, что они остановились, и отняла от ушей руки. Ещё никогда прежде ей не приходилось ездить на таких машинах. Да что уж говорить, по телевизору-то только их и видела. А сейчас она первый раз в жизни сама ехала на таком! В ушах ещё немного гудело, но постепенно слух восстановился. Послышались шаги, как будто кто-то расхаживал по танку. Но вот извне донёсся мужской голос. Он что-то сказал про сигнальную ракету, но Чарли не расслышала, что именно. Ребёнку хотелось рассмотреть здесь всё получше, но было темно, и воздух становился спёртым, отчего больше хотелось всё же просто выбраться подышать наружу. Чарли попросила открыть крышку люка.
[nick]Момо[/nick][icon]http://s011.radikal.ru/i317/1705/97/cdf4a63f9f0e.jpg[/icon][sign]Все дороги ведут к людям. (Экзюпери)[/sign]

+2

23

Акайо внимательно посмотрел на водителя и закрыл люк. Тесновато. По крайней мере для него. Но для его маленькой спутницы все же нашлось место.

Танк затарахтел, потом и вовсе загромыхал, и двинулся вперед. Мужчина слегка покачнулся, стукнувшись головой о потолок. Да, не быть ему танкистом. А теперь тем более. Но все же стоит поблагодарить судьбу за то, что они не идут пешком. Все же, это лучше, чем ничего. Тем более, с ребенком да по плохой погоде. Акайо быстрее хотелось разделаться со всем этим. Да еще такая обстановка. Все до жути непонятно. Нет, Акайо уже конечно же догадался, что их занесло не иначе как на Вторую Мировую, но у этих ребят, видно, был какой-то план. Должен был быть! Вон их сколько собралось ради чего-то!

Мужчина совершенно не чувствовал времени. Для него будто бы все происходило то слишком медленно, то как-то уж больно стремительно. Вот только они двинулись, а теперь уже и вовсе остановились. Его взгляд обратился к Момо.

--Ты хочешь туда? – Акайо показал на люк и хотел что-то добавить, но посмотрев на ребёнка, решил просто открыть крышку. Еще не хватало, чтобы ее прямо здесь стошнило. Нашел Акайо проблему на свою голову! Сам с собой-то не может совладать порой, а тут еще и ребенок! Мужчина сдвинул рукоятку замка с места, одновременно толкая плечом крышку вверх. С характерным звуком механизм пришел в движение и башенный люк был открыт. Но практически сразу же резкий порыв ветра и капли дождя зарядили смачную оплеуху по физиономии высунувшегося наружу Акайо. Мужчина поморщился, однако неприятных ощущений это не вызывало, скорее наоборот, как-то освежало.

-- Еще не передумала? – Акайо вопросительно посмотрел на Момо. Его забавляла эта ее детская наивность и любопытство. Только недавно она вовсю упорствовала, и пришлось ее запихнуть сюда чуть ли не силком, а сейчас вон уже освоилась и с интересом все разглядывает.

Голос. Совсем рядом, где-то снаружи. Так вышло, что и мужчина слышал этот диалог.

— Чувак, чувак, ты запомни…

-- Акайо, а это – Момо. – представился мужчина.-- Хорошо, сигнальная ракета, наступление.. – Акайо устало кивнул, но в следующую же минуту, всю усталость как рукой сняло. -- Какое наступление? Что здесь происходит? – Кажется, он уже не в первый раз повторяет свой вопрос. Слишком невнятный ответ. Ну, может быть сам Акайо не так выразился…Или дело вовсе не в нем? Хм…В любом случае ему явно не хотелось попадать в самую гущу баталий тем более с девочкой. Естественно, о ее безопасности следовало позаботиться, да и помочь остальным тоже было бы хорошо. Убил бы стразу двух, нет, трех зайцев! Поиски родителей – вот третья задача.

Мужчина решил осмотреться, несмотря на непогоду. Нужно же было как-то определить свое место положение. Ну, хоть как-то! Акайо прищурился вглядываясь вперед. Внимание привлёк столб густого дыма в стороне. Очевидно в городе что-то горело. В такой-то ливень! Дыма становилось всё больше, но тут среди черных клубов высоко в небе замаячил зеленый огонек. Яркий всполох осветил местность. Это сигнал, тот, о котором предупреждали.

-- Эй, парень… А, там на сигнальной ракетнице случайно никто не подорвался? Может двинем? – спросил Акайо, обращаясь к водителю.
[nick]Акайо Мидзуно[/nick][status]Мистер[/status][icon]http://s009.radikal.ru/i309/1705/8c/4c6e323f4493.jpg[/icon][sign]..Я прелестным "цветком" очарован -
И даже в разлуке не забыть мне о нем...
[/sign]

+1

24

Один из немцев, сидящих в повозке, сурово посмотрел на Скайлин, желая по реакции задержанной удостоверится, что она в курсе происходящего. Вот только, увы и ах, девушка выглядела не менее растерянной, чем сами конвоиры. Точно знала она только одно... у своих флага не было. Не перевозили же военные, остановившиеся на Эльбе, знамёна в своих танках и уж тем более, они вряд ли найдутся в той деревеньке, где остановились зоновцы.
Пожалуй, Скайлин терялась бы в догадках, если б не та самая записка на русском. Советские шпионы или же разведчики определённо были в городе. Но так нагло вывешивать флаг СССР на главной площади Херцберга. Фотограф не совсем понимала, зачем это было сделано... Однако, советские солдаты наверняка имели какой-то план действий. А ведь должны были ещё и зоновцы появится, если конечно ребят не схватили. Об этом Скайлин думать не хотела.
От размышлений девушку отвлёк голос, который она желала бы никогда не слышать. Хорст сказал что-то своим людям (почему-то фотограф считала его за главного) в привычной притворно вежливой манере. Как поняла Скайлин, он и ещё несколько солдат собирались сходить к флагштоку и узнать какого чёрта это непотребство делает тут. У них ведь важные гости! Немцы закивали, соглашаясь с пугающим мужчиной. Последний, добавил что-то, бросив короткий взгляд на пленницу.
Девушка посчитала, что говорят про неё. Можно было на секундочку представить, будто Хорст предупреждает солдат. Что-то вроде: "осторожней с ней, это та ещё дамочка". Учитывая с треском провалившийся план с ножом... это вряд ли было так.
Фотограф напряжённо ожидала чего-то, но ничего всё ещё не происходило. Начали закрадываться смутные сомнения. Помогут ли ей? Напряжение девушки увеличивалось пропорционально замедлению повозки. Обоз явно тормозил. Только останавливался он не около главного входа, как полагается, а около чёрного.
"Не хотите портить вид города своему важному гостю?" - горько подумала Скайлин. - "Ну, ну.." - девушка прикусила нижнюю губу и сжала ручки в кулачки. На допрос ой как не хотелось, а никто до сих пор не появился. Появилась мысль, что стоило бы рвануть прямо сейчас...
Один из солдат что-то крикнул другим. Фотограф более и не пыталась вслушиваться в их разговоры. Её подтолкнули, мол, вылезай, твоя остановка. Девушка подчинилась с неохотой. Её собирались передать другим конвоирам.

День 2. Наступление

+1

25

[nick]Патрик Уилсон[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/t/R9VZd.jpg[/icon][sign]"Сынок, если ты поднял грязный флаер с земли - не стоит сразу заказывать такси..." © Патрик Уилсон. Возможное будущее[/sign][inv]форма ваффен-СС, пистолет-пулемёт MP-40, рюкзак со своей одеждой и одеждой Уилла[/inv]

— Акайо, а это — Момо. — представился мужчина.-— Хорошо, сигнальная ракета, наступление.. — Акайо устало кивнул, но в следующую же минуту, всю усталость как рукой сняло. -— Какое наступление? Что здесь происходит?
- А я Патрик. Блин. В городе немцы, а мы на них наступаем. Все же легко и понятно, что тут не понятного? - с бешеными взглядом быстро проговорил Патрик. - А знаешь, на самом деле я сам ни хрена не понимаю, но… Но мне весело, черт возьми.

- Ого!.. Ого они там фейерверк замутили. Во дают! - выглянул из люка Уилсон.
- Уважаемые пассажиры и гости нашего транспортного средства, пристегните свои ремни безопасности - мы выдвигаемся, - проорал Патрик, захлопнув свой люк.
Танк снова взревел. Патрику на секунду показалось, что машина радуется тому, что она сново куда-то поедет. А своим радостным рычанием она выражает нижайшее почтение не кому-нибудь там, а именно ему - самому гениальному “укротителю гусеничных монстров”. Похоже, кокс накрывал с головой. Даже слегка перекрывал. Уилсон удивленно качнул головой, нежно погладил по рычагу и вдавил по газам, не разочаровывая своего нового почитателя.
Махина перевалилась через железную дорогу, подминая кусты и издавая свой воинственный рокот.
- Давай, бля, моя тигрица! Рычи, что есть сил! - самозабвенно проорал Патрик, чуть ли не в экстазе.
Танк вылез на дорогу и резко остановился.
- Заряжай пушку, чувак! - повернувшись, прокричал Уилсон. - Пальнем по горящему дому. Настоящий фейерверк должен быть, сука, большим!.. Давай, давай, не тормози. Патрон в пушку, пушку на дом и стреляй. Круто будет! Идея верняк.

+4

26

Отряд зоновцев стремительно прорвался к Херцбергу. Танки подошли к городу со стороны заброшенной железной дороги и разместились близ отстойника в ожидании команды. Шведу и Мелиссе удалось успешно преодолеть пропускной пункт въезда и не менее успешно поджечь казармы, где размещались части ваффен-СС, базировавшиеся в городе. Выпущенная девушкой сигнальная ракета должна была стать для экипажей танков знаком к наступлению. Однако горящие здания привлекли внимание не только зоновцев. К месту возгорания стали стягиваться и группы патрулирующих немецких солдат. Следуя сигналу, один из танков выехал из своего укрытия и остановился на дороге, тем самым позволяя обнаружить себя.
Тем временем на городской площади неизвестные вывесили флаг Советского Союза, и группа сопровождающих обоз со Скайлин гестаповцев разделилась. Девушку всё же было принято доставить в комендатуру, где в это же время происходила операция по освобождению пленников другими зоновцами. Но способно ли это что-то изменить? Удастся ли храбрым зоновцам выйти из этой схватки без потерь?
[nick]Бурят Тони[/nick][icon]http://s019.radikal.ru/i608/1706/21/34986829ea71.jpg[/icon][sign]Все дороги ведут к людям. (Экзюпери)[/sign]

+1

27

Перед выходом Арина бросила уже ненужный ей пистолет и взяла другие два. Она была не в себе, и это было мягко сказано, впрочем, Уиллиам не рискнул отбирать у девушки оружие.
Ари выскочила на улицу вслед за Акселем, неумело вертя в руках пистолеты, ею овладел не азарт, нет, ею овладело безумие, самое настоящее безумие.
- Надеюсь, он будет умирать долго и мучительно, - расхохоталась девушка, ища на пистолетах предохранители, вовремя заметила, как в тот раз Уиллиам это сделал. - По началу, в порыве злости, я бы предпочла просто расстрелять его на месте, но, ты прав, тут можно сначала поиграть.
Глаза девушки горят неистовым огнём, в них отражается вся та обида и ненависть за гибель Стефана, какая только можно быть.
Ари с упоением наблюдала за Акселем, который подвергал Доктора пыткам, мучениям. Он хотел его распять. Нет подручных средств? О, нет, Акс обязательно их найдёт, а девушка... она на это просто посмотрит.
Сможет ли это повлиять на ее психику? Скорее всего, она и так в плачевном состоянии, хуже уже быть не может, просто потому, что многое девушка вытерпела, много всего пережила. Да, будь у Ари возможность, наверное, она все же обратилась бы к психиатру, даже не к психологу, а именно к психиатру. Почему на зоне нет людей, способных помочь в этом плане? Или... неужели уроды, что создали этот проект не видят изменений, происходящих с людьми? Неужели не видят края, грани для своих экспериментов?
Уилл куда-то исчез, впрочем, Арина помнила его слова о том, что не стоит отходить от Акселя.
- Слушай... сюда может кто-то прийти, нам бы ускориться, - мягко обратилась Ари к Акселю, делая вид, что стоит на шухере.
[nick]Арина[/nick][status]Очаровашка[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/03/40babfbe85dfe94b7e77f31df5fa56e6.gif[/icon][sign]Очарование — это способность заставить другого верить, что вы оба совершенно чудесны.[/sign]

+1

28

На реплики мистера Акайо девочка утвердительно кивнула головой. Поток свежего воздуха ворвался внутрь, когда мужчина открыл крышку люка, и ребёнок сразу же полез наружу. Чарли с ногами забралась на сидение, а оттуда встала на боковые выступы, ручонками вцепившись в борта люка, как можно крепче прижимаясь, чтобы не упасть.
Дождь неугомонно барабанил по танку, так, что скопившаяся на поверхности вода не успевала скатываться, и ветер захлёстывал всё это внутрь. Через пару минут такого нахождения «на улице» вся голова девочки стала мокрой. Вода струйками стекала с кепки на её плечи и спину. Однако впечатление это нисколько не портило, тем более, что танк снова пришёл в движение. Чарли нравилось ехать вот так, высунувшись наружу, да и на верху было не так шумно. Танк с бешеной силой нёсся вперёд, пожирая всё на своём пути. Временами девочке казалось, что она едет верхом на бегущем сквозь джунгли диком слоне, который размахивает своим стальным хоботом вверх и вниз. Земля, трава, кусты и маленькие деревца – всё подминало под себя могучее животное. Видел бы её сейчас дедушка, что бы он сказал?! Девочка тряхнула головой, не желая представлять ужасную картину негодования семейства, хотя дедушка как раз бы и не стал ругать Чарли за подобные проделки.
Девочка не слышала о чём говорили взрослые, да и сложно было что-то расслышать в таком шуме. Зато она разглядывала столб чёрного дыма, который виднелся в стороне. Вероятно, там горел какой-то дом или магазин. Вот танк переполз через железнодорожные пути и с рёвом было бросился в сторону ближайших строений, но вдруг остановился. Чарли, поудобнее перехватывая за бортики, хотела перелезть на другую сторону, но заметила бегущих по дороге им навстречу людей.
– Мистер Акайо! Там люди! Они бегут сюда. – девочка показывала пальцем в строну, откуда к ним уже приближалась группа солдат из пяти человек.
Пока девочка отвлеклась, подступающие открыли огонь по живой цели. Где-то совсем рядом с крышкой срикошетила пуля. От испуга и неожиданности Чарли точно куль свалилась внутрь танка, испуганно вытаращив глазёнки на мужчину.
– Они стреляли... Почему они стреляют? – дрожащим голосом пропищала девочка, едва сообразив, что произошло.
[nick]Момо[/nick][icon]http://s011.radikal.ru/i317/1705/97/cdf4a63f9f0e.jpg[/icon][sign]Все дороги ведут к людям. (Экзюпери)[/sign]

+1

29

[nick]Чарльз[/nick][status]Дрессировщик [/status][icon]http://s014.radikal.ru/i326/1609/2d/41caa7ab0672.jpg[/icon][inv]Пистолет M1911, немецкая форма, сумка с вещами.[/inv]

Парень, хоть и был в шоковом состоянии, но оказался адекватен. Говорил по английский, так что Чарльз с ним поговорил, выяснил его имя, а так же, что он был не один и его, так сказать, напарник, коем являлась представительница прекрасного пола, до сих пор находилась у доктора и, наверно, считает его погибшем. Ничего, и ее спасем. Всех спасем. И встав с корточек, Чарльз помог подняться и Лестату, сказав парню, что ему стоит надеть форму немца, чтобы замаскироваться и  не выдать себя раньше времени. Так же Чарльз ему сказала, чтобы парень держал свой язык за зубами и при немцах ничего не говорил, ни слова не произносил - все переговоры и вопросы будет решать Чарли. И пока дожидались того, когда же Лестат переоденется, неожиданно на горизонте показался обоз с немцами, а с ними и еще, кажется, одна "поймашка", которая сидела в обозе, вся мокрая, промокшая до нитки. И выпустив струя дыма, Чарльз зажал губами самокрутку, которую ему предложили товарищи по "команде", пока Лестат ушел переодеваться, медленным, ровным шагом пошел к прибывшим, тихо сказав своим, чтобы были готовы стрелять, если что-то пойдет не так в переговорах и быть готовыми бежать наверх, спасать даму, которая осталась у доктора, а здесь он, как нибудь, и сам разберется, подходит, протягивает сигареты фирмы "LANDE" "MOKRI SUPERB", что лежали в кармане гимнастерки, немцу, который пошел ему на встречу, спрашивая, что они здесь столпились...
- Да вот, застрелили русского шпиона - труп убираем... А я, как погляжу, у Вас богатый улов...
Хоть Чарльз и усмехался, смотря на Скайлин, но голос его был "стальной", взгляд зелено-серых, с вкраплениями карего цвета, был холоден, даже каким-то безразличным, отстраненным. Осмотрев девушку, осмотрев немцев, которые сопровождали обоз, Чарльз выдохнул дым, убирая обратно сигареты, сказав, что нашел эти самокрутки у русского в кармане и захотел попробовать, вот и курит, замечает дым, который клубился, взвился ввысь, к небесам, окрашивая все в свой серо-черный цвет. И кивнув немцу на  его просьбу, мужчина идет к обозу, выдыхая дым через нос и выкидывает самокрутку, резко, хватая немца, который шел впереди, сворачивая ему шею, слыша выстрелы - свои расстреливали "охранников" обоза, ни у кого рука не дрогнула, каждая пуля попала в цель. А на войне по другому никак - либо ты, либо тебя и Чарльз усвоил этот урок, когда его чуть ли не убила одна крыса-немец, которую он пощадил из-за своей мягкотелости и доброты душевной, а тот чуть ли нож ему в печень не воткнул - благо у мужчины слух хороший и реакция, сделал резкий разворот, выбивая нож у немца и давая ему по роже с ноги, да так, что тот отлетел в стену, да так больше и не встал, виском ударился, а это очень быстрая смерть...
-Мадам, не бойтесь, мы свои...
Говорил Чарльз на русском, спуская Скай с обоза и развязывая ее, снимая со своих плеч черный плащ и накидывая его на нее - хоть какое-то тепло сохранит, а то так и простудиться, замечая, краем глаза у одного из немцев, того самого, которому он свернул шею, фотоаппарат, да еще и современный такой... удивлению мужчины не было придела, но вида он не подавал, был холоден и безразличен, снимая с шею фотоаппарат и передавая его девушки, спрашивая по английски, с заметными затруднениями:
-Твой ведь, да?.. больше не теряет...
Отправляет ее к подоспевшим друзьям с Лестатом, начиная закидывать трупы в обоз. Конечно, не все поместятся, но ведь что-то да и должно, хотя времени на это не было, но это нужно было сделать - в обоз не сразу могут заглянуть. Стоит себе телега, да и ладно, пусть стоит, может разгружают, хотя, будет странен тот факт, что его никто не стережет, но, может, сторожа ушли проверить, что-то загорелась и какого хрена тут маячит СССРовский флаг?.. короче, похрен, было давно на все похрен, накрывая труп с обозом тканью, которую нашел там же, убирает со своего лица капли воды, проводя рукой по своим волосам, "зализывая" их назад и кивает головой, тем самым говоря, что скорее всего, первая группа, с которой они должны были встретятся на верху и провести операцию по спасению заложников, без них все сделало и уже на улице, и это было так. Конечно, пара солдат из их отряда отправились проверить, так ли это, но то, что в скором времени отряд заметил своих - это подтвердил Лестат, который указал на Арину, когда Чарльз спросил у него, они ли это - да и сам мужчина, в девушке, узнал ту наглую Богиню, да и девушку, которая оказалась в его лагере, когда он был бастардом - это он тоже все вспомнил -, которая "клюнула" его в нос - так что, собрали всех, кого можно и нельзя, вновь накидывая на свои плечи плащ, который Латъер снял с плеч мертвого немца, накидывая на голову капюшон, громко спрашивая по русски с немецким акцентом:
-Все целы?.. никого не потеряли?...

+2

30

Несколько секунд назад ничто не предвещало перемен. Немцы болтали между собой на своём лающем языке, а потом подходящий мужчина сворачивает шею фрицу. Внезапно так.
"Здорово я съездила запечатлеть красоты Америки." - подумала Скайлин, немного нервно улыбаясь и замирая. Конвоиры были расстреляны. Девушку данная участь обошла. Вот только расслабляться она не собиралась, кто знает, что эти люди выкинут. Может это у немцев развлечение такое... почему бы и не пострелять по своим, раз есть возможность?
Скайлин успокоилась только тогда, когда с ней заговорили на русском. Сказать, что радости её не было предела, всё равно, что ничего не сказать. Девушка глупо улыбалась, смотря на советский отряд. А она уж было надежду потеряла, к допросам и расстрелам морально готовилась. Какая же русская армия, оказывается, своевременная! И вежливая. Помогли спуститься, избавиться от пут и накинули на плечи плащ. Девушка благодарно посмотрела на мужчину, укутываясь в лёгкое пальто. Честно говоря, льющийся дождь по дороге к комендатуре её не сильно волновал, тут судьба решалась! Не до дождиков было. А вот перспектива получения простуды не очень радовала девушку, которая только задумалась о последствиях пребывания под ливнем. Лечиться в проекции было наверняка проблематично...
Но сейчас не до мыслей о лечении. Нужно сначала выбраться из этого адского места. Желательно, всем вместе, никого не теряя.
- Мой. Спасибо. - на русском ответила девушка, принимая дорогой сердцу фотоаппарат. Теперь-то этот путешественник никуда не денется. Осталось забрать вещи Лауры и Арины из обоза, что девушка, не долго думая, и сделала. Сумку шведка прижала к себе и постаралась спрятать от дождя, мысленно ругая природное явление за то, что так "вовремя" решило себя показать.
Скайлин порядком удивилась, увидев Стефана, который выглядел довольно потрёпанно. Неужели схватили? Успели ли свои доложить ситуацию? Девушка нахмурилась, осматривая его на предмет ранений. Ничего такого, вроде, не было... Разве что перчатки появились, но фотограф сначала не придала этому большого значения. Устроить допрос толком и не удалось, к ним подошли свои. Выглядели они встревоженно и возбуждённо.
Арина, что было совсем неожиданно для Скайлин, тоже была здесь. Затея с бумажкой очевидно провалилась. Но вот во что она вылилась? И где остальные зоновцы? Вопросов было предостаточно, а вот ответов не очень.
- Лауры нет. - Скайлин смотрит то на зоновцев, то на советских солдат. Кто-то ведь должен знать где она?

Отредактировано Скайлин Пар (Вс, 18 Июн 2017 14:59)

+1

31

-- Люди? Стреляют? Опять? -- секундное замешательство. Акайо решает проверить информацию и чуть высовывается из танка. Выстрел. И все по железной громадине. Мужчина резко спрыгивает вниз, во внутрь. Не хватало еще с пулей во лбу вот так хорошо закончить свое существование, свою жизнь.

Акайо глянул на Момо. Бедный, весь продрогший ребенок! Куда смотрел? Эх, с него нянька, как с картавого диктор.
-- Момо, ты главное не бойся. Сейчас будет шумно. -- сказал мужчина, закрывая люк. Сейчас не высунешься. Кто знает, насколько близко эти фашисты. Закинут гранату и вот вам и сопротивление. Пиши пропало.

Мужчина кивнул Патрику. Так, здесь ничего сложного. Заряжаем пушку, потом на место наводчика и огонь! Главное не перепутать и попасть в цель. Акайо еще раз выглядывает. Щелочка – маленькая-премаленькая. А все равно гады, увидели. Выстрелы, один за другим. Совсем близко. Казалось вот-вот вскочат на танк, подорвут.

-- Патрик, группа немцев с боку, подсоби. – сказал Акайо, закладывая снаряд в пушку. Мимолетный взгляд брошенный на пол, и мужчина быстро сует валяющуюся рядом шапку танкиста девочке. Сейчас здесь будет громко! Вот, он уже наводит орудие на цель. Как стрелять? Как эта штука стреляет? Акайо нажимает всё, что только можно нажимать и вот… Залп. Танк чуть качнуло вперед. Грохнуло так, что заложило уши. Да куда там! Разорвалось, загудело что-то, будто помехи или еще что-то. Он первым делом схватился за голову, уши. Но черт, теперь ничего не поделаешь. Не подумал он, что будет так сильно. А времени не было. Он вытерпит, ведь “Победа достается тому, кто вытерпит на полчаса больше, чем его противник”. Закружилось, закружилось все. Вот так, с непривычки. Первый раз. Акайо думал, что оглох, но нет, слава Богу пронесло. Почти.

Ни черта не слышно. Акайо впялил свой взор на водителя, затем перевел его на Момо. Слышно чей-то отдаленный голос. Или сознание с ним играется. По губам не прочесть. Не видно, не может.
«Интересно, попал?»  впервые за последнее время проносится в голове мысль у Акайо, когда он мало-мало приходит в себя. Обидно, если не так. А вот зачем же они стреляли по горевшему зданию. Бог его знает. Значит, надо. Здесь больше не в кого стрелять. Кругом одни фашисты. Да они четверо, в этой консервной банке. Должно быть попал. У него не плохо с меткостью.

Вырвано из контекста. Сказал бы, да некогда)

-- Люди? Стреляют? Опять? - секундное замешательство.
--... Я понял ...- это из-за тебя!! Сначала Чернобог, оборотни, теперь вот фашисты! Я заметил, где ты, там - неприятности! Вот сейчас бы с Томасом ехали на ладье, пили сурью и в ус не дули! А ты втягиваешь меня в какие-то неприятности! Даже египетские проклятия меня беспокоили меньше! Эй, Патрик, ты не против, если отдадим её фашикам?-- рассержено говорит Акайо, смотря на продрогшую девочку.

[nick]Акайо Мидзуно[/nick][status]Мистер[/status][icon]http://s009.radikal.ru/i309/1705/8c/4c6e323f4493.jpg[/icon][sign]..Я прелестным "цветком" очарован -
И даже в разлуке не забыть мне о нем...
[/sign]

+2

32

[nick]Патрик Уилсон[/nick][icon]http://s2.uploads.ru/t/R9VZd.jpg[/icon][sign]"Сынок, если ты поднял грязный флаер с земли - не стоит сразу заказывать такси..." © Патрик Уилсон. Возможное будущее[/sign][inv]форма ваффен-СС, пистолет-пулемёт MP-40, рюкзак со своей одеждой и одеждой Уилла[/inv]
Начавшие стрелять по танку немцы немного поубавили радость от будущего “салюта”. Мимолетный приступ паники. Он заставил сердце биться быстрее, тем самым доставляя кокаин к нервным окончаниям клеток мозга, провоцируя новый резкий выброс нейромедиаторов “кайфа”. Новая волна прихода.
Патрик на пол секунды потерял чувство реальности. Вернулось обратно оно не целиком. Мозг начал воспринимать все, как кадры боевика, в котором Патрик теперь был одним из главных героев.
Сопротивляться новой роли было бессмысленно, хоть на задворках сознания и проносилось, что все это как бы опасно и может кончится плохо. Но мысли эти были слишком далеко. Слишком. А новая реальность полностью поглощала его хрупкое и шаткое сознание.
- Вижу, вижу! Ты главное, долбани хорошенько. А я… - Патрик не успел договорить. Раздался оглушительный звук. Патрик на секунду перестал слышать. Губы расплылись в тупой улыбке.
- Вот это шарахнуло! Круто! Чувак! - проорал Патрик громче, чем обычно, потому что казалось, что голос слишком тихий. - Жаль не видно, что со зданием.
- Я тебя не подведу, - он, спеша и суетясь, с горящими глазами, перелез на место пулеметчика. - Сейчас эти фашики получат дозу свинца… Мне бы води… Хер с ней. Как эта штука работает?
К его счастью, Вьен оставила пулемет заряженным и не пришлось тратить драгоценное время на подготовку оружия.
Патрик посмотрел в прицел и нажал на курок. Хоть пулемет и был надежно зафиксирован, он чуть не выпал из рук из-за отдачи и дребезжания.
Вторая попытка. Прицел. Огонь.
- Лежать, суки! - пытаясь попадать по бегущим немцам, орал, полностью захваченный действием, Патрик. - Настоящий гребенный тир!.. Давайте, давайте, попробуйте еще пострелять когда-нибудь! А?! Никак?
Двоих положил. Вроде. Пока лежат.
Еще одному в ногу.
Двое успели скрыться из огневой зоны.
- Черт! Бля! Двое куда-то делись, - Патрик орал, повернув голову к Акайо, - Слышишь? Двое, мать их, куда-то пропали!

+3

33

[nick]Уиллиам[/nick][status]Медиум[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/03/bce01a114581b4d8f0098c43d1437f26.gif[/icon][sign]Несчастье художника в том, что он живет и не совсем в монастыре, и не совсем в миру, причем его мучат соблазны и той и другой жизни.[/sign]
Уиллиам выскользнул из дома вслед за Акселем и Ариной. На улице было тихо, ни души, словно все куда-то запропастились, затишье перед бурей, и это совершенно точно, это верно.
Поняв, что девушке рядом с Акселем ничего не угрожает, он двинулся к дому, где был устроен званный вечер. Нужно было забрать Лауру из лап офицеров. Он совершенно точно видел там девушку.
На штурм дома Доктора у них ушло примерно пять, может быть, семь минут.
Узнали ли офицеры, что Отто убит? Если да, то Уиллиаму лучше не появляться в помещении, хотя... Лаура важнее, ведь Стефана он уже потерял, он не сможет потерять здесь ещё кого-то. Слишком жестокая задумка, на то она и война.
Уилл прошёл в зал, где сидели вальяжно офицеры, старший состав, в обнимку с дамами, впрочем, не все, некоторые ещё пытались убедить девушек присоединиться к их компании. Девушек было много, но красивая была лишь одна. До чего ж отвратительны немецкие женщины, так показалось Уайльду. В полумраке комнаты, затянутой дымом от дорогих и не очень сигарет, Уилл отыскал Лауру, державшуюся отстранённо, неподдающуюся на уговоры одного из офицеров.
Кажется, Уилллиама спросили о том, что же с Алексом.
- Он в порядке, решил-таки навестить Доктора, - улыбнулся Уайльд, - Конфиденциальная беседа, меня вежливо попросили уйти, а других - не заходить вовсе, - отозвался Уилл.
- Смотри и учись, - фыркнул молодой человек, мягко отталкивая немца от Лауры и приобнимая девушку за талию. Ни в его положении можно было давать уроки, но сейчас иного пути не было. Уиллиам склонился к шее Лауры, словно бы за поцелуем, и тихо произнёс, решив, что по акценту и тембру она едва ли смогла его узнать.
- Свои.
Очень-очень тихо, потом все же последовал поцелуй. Девушка не отогнала, потому Уилл сразу получил множество одобрений, аплодисменты и противный смех местных девушек.
- Прошу меня простить, но фрау нехорошо, у неё кружится голова, - произнёс Уайльд, - мы выйдем на свежий воздух, а после вернёмся к вам.
Офицеры захохотали, словно бы понимая, в каком "свежем воздухе" нуждается Уиллиам. Кажется, кто-то даже намекнул на безлюдное место, где можно было бы "подышать".
Спускаясь по лестнице, они столкнулись с солдатом, что стремительно бежал наверх. Уилл ничего не спросил, но понял причину этой спешки. Подхватив Лауру на руки, он побежал к месту, где был оставлен Аксель и Арина.
Народу прибавилось, мало того, Стефан был жив. Доктор уже был "распят" и представлял собой жалкое зрелище.
- Они нашли Отто, нам надо сваливать, как можно скорее, - процедил Уилл, аккуратно возвращая Лауру на землю и крепко обнимая Стефана.
- Что они с тобой сделали? - вопросил Уилл, смотря на изуродованные руки. - Как же я счастлив, что ты жив... как же счастлив.
Где-то неподалёку разгорался пожар.
- Швед же был на грузовике, да? Он бы нам сейчас очень пригодился...
Народу и правда прибавилось, смутил человек в костюме немца, но раз стоит и никто в него не стреляет... все хорошо, свой. Для знакомства времени не было, это пришлось опустить.

+2

34

Немцы быстро приближались к вражескому танку, и в конце концов открыли огонь по живым целям, которые только услышав свист пуль над головами, наглухо запечатались в своей «консервной банке». Солдаты переглянулись: было принято решение во что бы то ни стало остановить махину, пока она не уничтожила их всех. Однако, по стечению обстоятельств, танк ударил первым. Не успела небольшая группа солдат быстро среагировать, как по ним уже открылась автоматная очередь. Двоих солдат были убиты сразу. Третьему – перебило ногу, и он упал, стараясь отползти в сторону. Несмотря на довольно успешную контратаку диверсантов, двум солдатам всё же удалось скрыться.

Раздающиеся со стороны казарм звуки стрельбы и чёрный столб густого дыма явно не предвещали ничего хорошего. Какое-то дурное предзнаменование было в этом. Хорст поднял глаза в небо, замечая нехороший знак. Лёгкая тень пробежала по его лицу. Чёрт побери, что может гореть в такой ливень? С самого начала он догадывался о том, что всё это западня, и сейчас только находил подтверждение своим догадкам. Советский флаг был всего лишь отвлекающей от главного деталью. Вероятно, в город уже проникли партизаны, тишком терроризируя каждый мирный нацистский уголок. И пожарище, несомненно, их рук дело! Нужно искать по горячим следам.
Пока неуклюжие солдаты возились с флагом, Хорст вынул пистолет и снял его с предохранителя. Насвистывая что-то себе под нос, он уверенно зашагал в сторону, откуда был виден дым. Возможно горело одно из зданий казарм военной части. Но то, что произошло в следующее мгновение, заставило почувствовать реальную угрозу! Ухнул оглушающий металлический грохот и раскатом, как по ниточкам-паутинкам, прокатился по узким улочкам города. Послышался звон разбивающегося стекла.
Хорст, к этому времени уже добравшийся до перекрёстка улиц близ здания ресторана, после взрыва (а взрыва ли?) замер на несколько секунд, давая себе возможность свыкнуться с ситуацией и ожидая повторных залпов. Где-то совсем рядом, с тяжёлым топотом и прерывистым дыханием пробегают двое тех самых солдат. От них Хорст и узнал, что город атакован советскими танками. Решением было поставить в известность о «чрезвычайном обстоятельстве» высшее руководство.
[nick]Патрульные[/nick][icon]http://s019.radikal.ru/i610/1706/92/9f1ca9ee7f5a.jpg[/icon][sign]Отказ от своего мнения всегда дурно пахнет. (Мюллер)[/sign]

+1

35

Мало-мало адаптировавшись к сложившейся ситуации, Акайо отскочил от своего места. Да уж, все только начинается! Необходимо было перезарядить орудие, чем мужчина сейчас и занялся. С минуты на минуту мог завязаться бой. Кто его знает, что у этих фрицев на уме. Нужно заранее подготовиться к худшему. Заряд в пушке – уже хорошо. Не оглохнуть бы окончательно, тогда-то уж и шутки оториноларинголога приобретут совсем другой смысл. Не смешно будет.
Акайо повернулся в сторону Патрика – Отлично! Я посмотрю, где они и вдогонку им отправлю. – «Двое – это плохо. Если добегут до своих …Так, стоп. Почему я так уверен, что нас никто УЖЕ не заметил? Не все же глухие».
Мужчина подобрался к перископу. Чертовски тесно и неудобно. Да они просто здесь как мясо в котле! Подорвут – вот вам и тушенка по-военному с привкусом железа. Акайо заглянул в прибор. «Два трупа. Один еще ползет рядом. Долго ли ему осталось. Остальных не видно….Ладно, что дальше». Взгляд Акайо останавливается на небольшом здании с вывеской. Не далеко. Тем более, рядом фашисты. «Ага, всполошились! Значит все же улей разворошили!»
Акайо оторвался от прибора – Патрик, отлично сработано! Так держать. Фрицы скрылись.Вероятно скоро сюда прибудет их подкрепление. Нужно не дать им собраться и опомнится. Бьем по вон тому зданию с вывеской где толпа народу – это на одиннадцать часов…Хотя, не важно. Прикрывай с пулемета – если зайдут сзади или с боку – нам крышка. На тебя надежда.—как можно яснее сказал мужчина, возвращаясь на место.
«Теперь нужно развернуться. Как эта штука работает вообще?» -- Акайо посмотрел на все эти «с виду простые приборы и рычаги», вспомнил, благодаря какой штуке «эта громадина стреляет» и схватился за какую-то ручку. Выправил, на себя, потом чуть обратно. Повернулась. Башня повернулась. Мужчина проверил по цели. Скорректировал и опять к пушке, глянув на бездействующих пассажиров.
-- Держитесь…Ничего, фриц, прорвемся! Мы с тобой еще до Берлина дойдем! Кто как не ты флаг водрузит!?—сказал Акайо – Огонь!—Пушка выстрела по зданию с вывеской в котором находился ресторан.
[nick]Акайо Мидзуно[/nick][status]Мистер[/status][icon]http://s009.radikal.ru/i309/1705/8c/4c6e323f4493.jpg[/icon][sign]..Я прелестным "цветком" очарован -
И даже в разлуке не забыть мне о нем...
[/sign]

+2

36

Удивительно, но клубы дыма девушка заметила не сразу. Зато другой, уже знакомый громоподобный звук пропустить было нельзя. Несомненно, это был танк. Скайлин мельком посмотрела на отряд русских солдат, которые чёрт знает зачем рискнули пробраться в Херцберг (фотограф решила остановится на варианте с оказанием помощи тому шпиону) и которым она была безмерно рада. Судя по их реакции, техника в первоначальный план не входил, а значит это были зоновцы.
Скайлин испытывала смешанные чувства, день был богат на происшествия. Сначала пропадают армии, потом все дружненько осваивают танк, их атакуют самолёты, далее разведка, которая пошла чуть (чуть ли?) под откос, любезно дарую всем опыт порой не самый приятный. В общем, было что вспомнить. Только вряд ли кто-то будет скучать по этой проекции. Ну да не суть.
Что теперь? Наверное, вопрос этот тревожил не только девушку. Немцы, раззадоренные советским флагом, как быки красной тряпкой, и прочими внезапными ходами, должны были максимально активизироваться и приходить в боевую готовность. Значит, медлить нельзя и нужно было хоть куда-нибудь двигаться. А уж если учитывать, что они стоят такой невероятно подозрительной кучей... да ещё и с растерзанным немцем рядышком. Если фрицы их заметят, разношёрстная компания будет первой в очереди на расстрел. Но, эй! разве могут они просто так взять и сдаться? Зоновцы ведь избежали смерти, что постоянно дышала в спину, и... закончить всё так? Нет уж, увольте. На ум невольно приходила цитата из небезызвестной "Игры Престолов" Джорджа Мартина, с которой фотограф была знакома довольно поверхностно: "Есть только один бог, и имя его — смерть. А смерти мы говорим только одно — "Не сегодня". Скайлин мысленно объявила этот отрывок девизом дня.
Чуть успокоившаяся девушка снова заволновалась. Она вернулась к почти привычному нервно-решительному, как окрестила его сама шведка, состоянию. Именно в таком расположении духа были совершены действия, ведущие иногда к не самым лучшим вещам, и именно в таком состоянии она набросилась на вооружённого огнестрелом Хорста, не имея при этом ничего, кроме ножа и фотоаппарата.
Мда. Думая об этом сейчас... идея была не лучшей.
Подоспевшие Уилл и Лаура отвлекли девушку от безрадостных мыслей. Она облегчённо выдохнула, быстренько рассматривая подошедших. Ран физических не было видно, а вот что насчёт моральных... Скайлин нервно подумала, что теперь зоновцы дружно могут записываться на групповые психологические тренинги. Особенно побывавшие на допросе. Фотограф помрачнела. Что за тварь вытворяет подобное с людьми? В них есть хоть что-то человеческое?
А ведь бывшие пленнницы в платьицах были. Нельзя их оставлять под ливнем. И без того настрадались. Скайлин, не обращая внимания на возможные протесты, постаралась свести девушек вместе, чтобы накрыть плащом, а так же предупредила, что вещи находятся у неё и что девушки могут забрать сумку прямо сейчас, если им так будет спокойнее.
- Кто ещё здесь? - обратилась она к Уиллу и вздрогнула, услышав раскаты грома. Нервы ни к чёрту. Хотелось побыстрее найти своих и убраться подальше от злополучного города. Пронеслась странноватая мысль о том, что сейчас остальные зоновцы могли попасть в плен, компания выдвинется их спасать и при этом сами попадут в плен, но спасут остальных, а те снова пойдут на выручку. Замкнутый круг. Это было почти забавно. Хмпф. Окей. Это не было забавно, вообще ни разу. Скайлин слегка нахмурилась, умеет же и без того невесёлое настроение подпортить.
- Очевидно, некоторые там. - фотограф махнула куда-то в сторону дыма, именно оттуда был слышен выстрел. - Начать двигаться лучше прямо сейчас. - она серьёзно посмотрела на присутствующих. Пожалуй, собравшихся стало действительно много и следовало бы что-то предпринять. А ещё, возможно, спасти своих танкистов от безвременной кончины и попадания в лапы к немцам.
- Какой план отступления был? - Скайлин посетила мысль, что никакого плана на этот счёт у зоновцев и не было, но девушка быстренько отогнала её, начиная говорить с советским отрядом. - А вы тут чтобы... поддержать остальных? - намекнула на шпионов или кто у них тут мог быть.
Жаль, что с пистолетом пришлось расстаться и браунинга под рукой не было. С бельгийцем становилось как-то спокойнее. По крайней мере, мысленно. Эх, нашаманил бы ещё кто-нибудь погодку не такую противную. Кажется, пора молиться скандинавским богам, да?

+2

37

Патрульные.
Красные, партизаны, диверсанты. Их может быть сколько угодно. Но, это лишь только их мелкие вылазки. И Хорст это понимал. Не похоже, чтобы армия противника проникла в город. Для этого нет ни авиации, ни внезапной всепоглощающей атаки.
В лёгких появилось странное ощущение, будто туда что-то заползло. Словно червь, прогрызающий путь к самому сердцу, дабы убить человека. Нет, нет – это простое предчувствие. Как в первый раз, когда убиваешь человека или стоишь перед лицом опасности. Выброс адреналина в кровь. Простая иллюзия, дабы расшевелить мозг. Страх – какая-то его часть, которая способна спасти жизнь. Внутренним чутьём Хорст чувствовал опасность. И всё то, что вело его к ресторану – теперь отталкивает от себя, как магнит с тем же полюсом.
– Нужно идти. Мы не знаем сколько здесь их сил. В комендатуру. Живо! – торопливо проговорил Хорст, развернулся и, не дожидаясь двоих измученных солдат, зашагал прочь.
Говорят, что время смерти уже предопределено для каждого. И, если тебе суждено утонуть, ты никогда не сгоришь, все пули пролетят мимо, а петля, которую накинут на твою шею, порвётся. Хорст не был суеверен, но об этом он знал точно. Не умереть ему сейчас, вот здесь. Ибо отпечаток близости смерти ещё не отразился на его лице. Можно быть спокойным. Эта участь была уготована для других.
От ресторана троица оказалась на достаточном расстоянии, когда раздался очередной взрыв.

Банкетный зал ресторана.
Небольшими группками немецкие офицеры и унтер-офицеры там и тут преспокойно располагались за столиками по разным уголкам ресторана. Все они наслаждались банкетом и ещё одним прожитым днём. Кто бы мог подумать, что для некоторых этот день станет последним. Но ничто не предвещало беды, и все шумно продолжали празднества по поводу и без: пили, смеялись и спорили, травили байки и анекдоты.
Из-за одного такого шумного стола с изрядно подвыпившей компанией доносятся обрывки диалога.
По-немецки:
– Я вам вот что скажу: истинный ариец должен быть белокурым, как Гитлер, стройным, как Геринг, правдивым, как Геббельс и целомудренным, как Рем!
Послышались тихие, едва сдерживаемые смешки, переходящие в нервный гогот.
– Так не пойдёт… Что это ты, «иван» что ли? Если так, налейте ему водки, пусть выпьет. Да мало это. Бутылку сюда! Дружище Гюнтер ещё слишком трезв!
Волна истерического смех разразилась вновь, ещё более громко и вызывающе.
Человек, которого звали Гюнтером, молчаливо усмехнулся и закурил. Когда всеобщее веселье чуть поутихло он опять обратился к своему собеседнику.
– Чем займёшься после войны?
– Возьму наконец отпуск и отправлюсь в путешествие по Великой Германии.
– Ну, с утра понятно. А после обеда что будешь делать?
За столом повисла тишина, отвечающий резко нахмурился.
– Тебя могут не так понять, Гюнтер. – сказал он после некоторой паузы.
– Да? Быть может я хочу, чтобы меня поняли не так!
– Что ты имеешь ввиду?
– А то, что все мы получили под зад – вот и всё. А вы продолжаете не замечать очевидное. Всё веселитесь… То же мне, повод! Я вам тут хотел сказать: наш прославленный герой войны Алекс Мюллер, отчаянный храбрец и звезда Вермахта, лично командовавший сорок восьмой танковой дивизией на линии обороны Эльбы – на самом деле лишь дутый мыльный пузырь! По сообщениям из штаба, части его хвалёной дивизии вчера были разбиты близ городка Торгау, а её жалкие остатки расползлись по норам или сдались в плен. И за это мы поднимаем бокалы. Вот вам и «временное отступление», которое обернулось ничем иным как крахом нашей армии. – разгорячённо проговорил Гюнтер. – А что мы видим сегодня? Грандиозный пшик! – удар по столу ладонью заставил вздрогнуть его молчаливых собеседников. – Всем нам сегодня раздали ордена и даже кресты! Ей Богу, эти кресты нам ещё пригодятся, потому что мы уже умерли! Все мы уже мертвецы! Мы курим, выпиваем, развлекаемся.., воюем. Для чего? Для чего я вас спрашиваю? Ведь всё это не имеет смысла! Война уже проиграна! Давно проиграна! А мы – мертвы! – сказав это, Гюнтер расхохотался.
Удивлённая компания молча созерцала сцену прозрения. В это время в ресторане появляется адъютант Мюллера и под одобрительные возгласы уводит куда-то одну из девушек.
– А оберфюрер своего не упустит. – усмехнулся говоривший, глядя им в след.
– Прости, Гюнтер, но мы не понимаем тебя.
– Убей, раздень, возьми себе. Чем больше убьёшь, тем больше возьмёшь – вот наша задача, задача армии. А мы, как солдаты, её бездумно выполняли. В тот самый момент, когда это началось – мы и умерли. Умерли как люди и родились как машины для бесконечных убийств. Но всё, слава Богу, закончилось, ведь не сегодня-завтра эти самые «иваны» будут уже здесь. Сюда придут советские войска и «освободят» всех!
И, словно в подтверждение слов «пророка» Гюнтера, спустя каких-то пару секунд после в зал врывается шутце – совсем юный солдат лет восемнадцати – и оповещает присутствующих, что Отто Нольде убит. Музыка затихла. Остановились танцующие. Голоса резко умолкли. Повисла гробовая тишина, и лишь глаза Гюнтера торжествовали над всеми, сверкая нездоровым блеском и как бы говоря «Началось!».

– Как? Кто это сделал? Тот, кто сейчас среди нас! Убийца среди нас?! – по залу прокатился нервный шепоток, что в скором времени и при всех масштабах обещал обернуться настоящей паникой. У каждого на лице читался немой страх.
– Всем оставаться на своих местах. Для вашей же безопасности! – громко оповестил всех один из унтер-офицеров, отвечавший за безопасность. – Теперь каждый под подозрением. – добавил он уже на ходу, покидая зал и отдавая приказ не выпускать никого из присутствовавших.

А пророческие предсказания Гюнтера тем временем всё продолжали сбываться. Спустя каких-то пару минут, сначала где-то в отдалении, будто громовой раскат, раздался орудийный залп. Земля содрогнулась. Следующий выстрел прогремел в самой что ни на есть близости: снаряд угодил в фронтальную стену ресторана, оставив в здании зияющий разрыв. Из дверей и окон на улицу с криками вываливались выжившие, оставляя своих соратников на верную погибель – истекать кровью под грудами обломков. Паника и смятение прошлись волной по ближайшим окрестностям. И никто не знал – откуда наступают. Знали лишь только то, что Гюнтер оказался прав. Солдаты наобум открыли огонь. Стреляли куда попало, порой задевая и уничтожая своих же. Русские, союзники. Они были здесь! Но никто и не подозревал, что вместо дюжины советских танков и огромной армии на город «обрушилась» горстка зоновцев всего лишь с двумя железными монстрами.
[nick]Ресторан «Brauerei»[/nick][icon]http://s018.radikal.ru/i515/1706/7e/1c9d00956ff3.jpg[/icon][sign]Отказ от своего мнения всегда дурно пахнет. (Мюллер)[/sign]

Отредактировано Бурят Тони (Вт, 27 Июн 2017 15:49)

+4

38

[nick]Арина[/nick][status]Очаровашка[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/03/40babfbe85dfe94b7e77f31df5fa56e6.gif[/icon][sign]Очарование — это способность заставить другого верить, что вы оба совершенно чудесны.[/sign]Арина обнимала Лестата, продолжая плакать от радости, вызванной его живучестью и жаждой жизни. Длинное платье очень даже мешало, потому подол красного очаровательного платья был оторван, оставив длину выше колена.
Арина бегло изучила взглядом мужчину, приведшего Лестата с собой, изучила Скайлин, которая говорила дельные вещи. Бежать надо было, как можно скорее. Грянул гром, а следом за ним начался ливень. Под плащ Ари не пошла, удобнее перехватив пистолет, побежала за угол дома, словно бы ища там выхода.
По возвращении ее торжествующее выражение лица говорило об одном - нашла.
- Там... там за углом один внедорожник, ну или как это называется, и грузовик, не знаю, есть ли там припасы. Кто за руль? Кто с оружием? - вопросила Ари, взглядом изучая каждого. У них почти нет оружия?
- Я могу поделиться одним пистолетом. И... мы с Акселем на машине, я за рулём. Дальше делитесь сами, только, давайте живее, надо свалить отсюда, - поговорила Ари, подталкивая всех легонько за угол, и мысленно надеясь на то, что кто-нибудь ещё умеет водить автомобиль, потому как иначе Акселю придётся сесть за руль грузовой, а Арине надо будет найти того, кто если что начнёт стрелять.
Ари выглянула из-за угла, возле машины появился немец, но, рядом больше никого не было. Мужчина тщетно пытался закурить в этот сильный, буквально проливной дождь.
Уиллиам пришёл на помощь, вырубив его прикладом автомата. Арина забрала ключи от машины и внедорожника.
- Ну, кто за рулём? Вот ключи. Просто в одну машину мы точно не влезем.
Она уже промокла буквально до нитки, и пусть общая температура была высокой, было тепло, заболеть было очень даже реально.
Ари начинала истерить от бездействия людей, психанув, села за руль и стала ждать, когда к ней загрузятся другие. Лаура и Стефан оказались на заднем сидении. Оставалось посадить того, кто при необходимости будет стрелять.
Уиллиам вроде как вызвался добровольцем на грузовой автомобиль, но предупредил, что пойдёт только за неимением других кандидатур, ибо прав у него нет, водить не учился.

+2

39

С момента запуска сигнальной ракеты прошло около получаса. Всё это время Мелисса с волнением вслушивалась в окружающие звуки: крики фашистов, стрельба и раскаты грома. Несколько раз звучало нечто, напоминающее взрыв, но Мел упорно списывала всё на гром и разыгравшуюся фантазию. Ну или на танки.
Внезапно к ним примешался новый шум, отчетливо слышались шаги и голоса. Совсем близко. В душе Мелиссы зародилось смутное беспокойство, она стала пристально вглядываться в темноту дождя и наконец, различимыми стали человеческие фигуры. Фуражки, форма, автоматы за спиной... Отряд СС. В районе десяти-пятнадцати человек.
Сердце заколотилось о рёбра с бешеной силой. Девушка спешно схватила фуражку одного из убитых Шведом патрульных и спрятала под ней промокшие волосы. Пора уходить отсюда, за одним патрулем обязательно появятся другие, и тогда им со Шведом несдобровать... Мел подтянулась в водительскую кабину и с удовольствием отметила, что забирать ключи зажигания Маттиас не стал. Уверенная в своих навыках вождения, Тёрнер завела мотор. Механическая коробка передач... Привет, старенький папин форд.
Девушка выжала педаль сцепления, а затем плавно отпуская её, другой ногой надавила на газ. Тяжелый грузовик тронулся с места, Мел облегченно вздохнула. Полдела сделано.
На приличной скорости девушка направила грузовик в сторону Шведа. Остановившись рядом с ним, девушка просигналила и потянулась к двери пассажирского сидения.
- Пора сматываться, там патрульные. - Закричала она Шведу в  распахнутую дверь. - Там где один патруль, будет и второй. Руки в ноги!
Едва дверь машины захлопнулась, Тёрнер вдавила в пол педаль газа и машина на всех парах рванула к выезду со стоянки, а оттуда вверх по улице. Направление пришлось выбирать наугад...[nick]Мелисса Тёрнер[/nick][icon]http://s019.radikal.ru/i611/1706/8b/a90439ca6734.gif[/icon]

+3

40

Дождь, грохот дождя, грохот танков... Танков?.. вот только чьих?.. Им никто и ничего не говорил про танки. И никто не говорил про подмогу. А может это какие диверсанты пришли на подмогу своим не предупредив никого?.. Лучше, чтобы это было так. А если это танки немцев, им не стобровать и придется куда нибудь спрятать, аль уходить подземными путями... ведь в это городе есть подземные лазы, да?.. Черт!. Нужно было больше информации, нужно было как следует пытать немца, чтобы он рассказал от и до, но время... Всем в этом мире заведует время. У кого-то его много, а у кого-то раз- и нет, и с этим ничего не поделать, ничего не сделать, а оно шло, просачиваясь сквозь пальцы - попробуй поймай, удержи. и повернуть вспять его тоже нельзя. Начинаешь лихорадочно думать, как лучше поступить, куда бежать и что делать, если танки, все таки вражеские?.. а пока думаешь, твои товарищи начинают разбегаться кто куда, словно крысы с тонущего корабля. Один, вон, помчался в ресторан, который был битком набит немцами. Скорее всего, он побежал за той самой "потеряшкой". О, великий Один!.. Пусть его там не убьют, хотя.. если не дурак - а он дурак, ибо побежал в "улий", хоть и за девушкой( своей ли девушкой побежал?), но дурак. Да и еще одна девушка, та самая, которая "клюнула" его в нос, когда были в Египте, тоже куда-то побежала, а за ней побежал Иван, как бы прикрывая, смотря по сторонам и тихо бурча себе под нос что-то про дождь, как бы пытаясь заговорить погоду, но, что-то, я скажу, у бойца хреново с шаманизмом и не хуя у него не получается - дождь, кажется, только усилился и забарабанил сильнее...
-Черт...
Стоят на самом видном месте, решат что-то, а двигаться надо, ведь подозрительно, что группа немцев, в компании дам, столпились и никуда не идут... очень подозрительно, но ничего не придумано - некуда идти. Везде немцы. Хорошо что, тот рыженький вернулся в целости и сохранности с какой-то девушкой, а тут еще и Иван с той девушкой вернулись, оповещая о том, что здесь, за углом, есть транспорт, на котором можно уехать... отличная идея!.. Главное, чтобы их не тормознули, хотя, я думаю, никто ведь, тормозить не соберется, а на полном ходу поедет вон из города?.. Вообще отлично. И оттащив вырубленного немца подальше от машин, стали спорить, кто куда залезет и кто будет за рулем. Одна из дам, психанув, села за руль, другие решали, кто сядет за баранку грузовика. Хотел уж Чарльз вызваться, но вызывался Игорь - командир их маленького отряда, так что пришлось сесть к "потеряшкам" и быть, так сказать, на автомате, кстати, об автомате...
-Василий, дай винтовку, она тебе не к чему...
Рослый мужчина в темном плащ посмотрел на Чарльза, который полусидел в машине и смотрел на него, сжимая в руках винтовку, отдавая ее Чарли и прыгая в грузовик, а Чарльз. Чарльз залез в машины и захлопнув дверь, проверил магазин у оружия, только после этого, разрешил Арине трогаться, говоря, чтобы не при каких обстоятельствах не отпускала педаль газа, если она хочет жить, направляя ее в нужном направлении, то бишь на выезд из города...
[nick]Чарльз[/nick][status]Дрессировщик [/status][icon]http://s014.radikal.ru/i326/1609/2d/41caa7ab0672.jpg[/icon][inv]Пистолет M1911, русская форма.[/inv]

Отредактировано Левиафан (Вт, 27 Июн 2017 23:04)

+3

Похожие темы


Вы здесь » Запретная Зона » На Берлин » День 2 : Наступление


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC