Запретная Зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Запретная Зона » Русь - вълшьба » Сказ: о Дочери


Сказ: о Дочери

Сообщений 41 страница 60 из 149

41

[nick]Арина [/nick][status]Солнышко[/status][icon]http://savepic.ru/13047064.jpg[/icon][sign]...Но что же мне делать, если я наверное знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. И чем добродетельнее дело — тем более тут эгоизм. Люби самого себя — вот одно правило, которое я признаю. Жизнь — коммерческая сделка...[/sign]
Беззаботные дети, резвящиеся с Ариной, принявшие ее в игру, просто поражали своей искренностью и громким заразительным смехом. Люди, попавшие на зону совсем не такие. Едва ли среди них можно найти кого-то, кто искренне тебе улыбнётся, или же вовсе скажет что-то и поможет без какой-либо скрытой собственной цели.
Большое чучело для сжигания было установлено по самому центру города. Красивое было чучело, нарядное, цветастое платье его бросалось в глаза и было видно издали.
Перешёптываться люди стали, слух пошёл по сарафанному радио, сжигать собираются. Потянулись люди от прилавков праздничных, да ближе к чучелу.
Куча-мала тоже рассеялась, кинулись дети искать себе место ближе к чучелу, дабы посмотреть, увидеть все как можно лучше.
Ари осталась в снегу, благо, не одна. Светло-русый мальчонка лет пятнадцати протянул руку девушке:
- Поднимайся, милая, - хмыкнул он, помогая Арине подняться и даже отряхивая ее плащ,  что весь был в снегу.
- Ах, я уже и милая, - усмехнулась Ари, поднимаясь на ноги.
Мальчишка крепче сжал руку ее и потянул за собой в толпу людей, выбивая место для лучшего обозрения.
Арина хотела было что-то спросить у юноши, возможно, познакомиться, да только гуляние городское ее снова отвлекло. Светловолосый был где-то рядом, не отходил, но Ари уже его не замечала.
Лежащие под чучелом поленья подожгли, на платье масленицы тоже попали искры, да только не загорелась она, пришлось добавить огоньку, дабы вспыхнуло платье чучела, разгорелось оно.
Мальчишка, что подле девушки стоял, наслаждался зрелищем.
- Вот сколько лет вижу, а все равно необычно это так, - поделился своими мыслями русый подросток.
Арина лишь кивнула. Чувств ребёнка не разделяла, ибо не казалось ей это необычным, да только вот никак не горела нормально масленица, снова добавили огня, вот и вспыхнула она пламенем, дым повалил от неё, словно жгли не ткань и сено, а полимеры или шины, чёрный дым вздымался в воздух, люди аж напугались, отошли подальше. Мальчишка тоже отбежал, потом за Ариной вернулся и отвёл ее в сторону.
- Уж не гневаются ли боги.
- Несомненно, - кивнула Ари, - раззадорили вы их, видать сделали чего плохое, надо исправляться.
- А ты знаешь как?
- Конечно, я же волшебница, али не заметно по мне? - засмеялась Арина.
Дыма много, огня много, чучело практически исчезло с глаз человеческих, а на площади теплее за счёт большого костра стало.

+1

42

[nick]Мэд Акс [/nick][status]псих убийца[/status][icon]http://s6.uploads.ru/F9osW.jpg[/icon][sign]Без семьи , кто мы, блять?[/sign]
Слепая Мара во тьме блуждает. Рыщет жажда в ней, злобной волчицей, белугой воет. Вся в белом  идёт она сквозь мрак. Платье инеем ластиться на  ветвях. Шуба морозом окутывает. Стоит Мара и  ближе шагу не смеет сделать, а не то истает , превратиться в туман утренний. В Ладоге провожают  Морану злую, встречают весну и дают  ей дорогу. Мара ледяными костлявыми пальцами до хруста сжимает  древко серпа. Не хочет уходить, злиться. Зубами стучит.
Ладога во всю празднует Комоедицу, две недели блины и пироги  едать, пришёл черёд  Весну встречать и Морану - лютую зиму, прогонять. Капища сытно ублажали, блинами, хлебами жертвовали. Ещё неделю  поедят блинов, а там пора настанет за плуги браться. Каждая баба в избе накроет стол обильно устланный зимними запасами. Да медами, да напитками потчует. Поделят все угощения с гостями , а пятую часть  несут  к священному костру. Разведённый на открытом месте, жертвенный огонь, творит очищение. На шесте соломенное чучело  Марены стоит, его и сжигали, вкушая блины и хоровод вокруг водили с песнями-наговорами.  Живу призывали.Ярило, а Марену просили уходить. Прогоняли.
Я потеряв  армию мертвецу, упал на колени и стал  выплёвывать  изо рта чёрную гадость. Нихрена не выходит. Ща бы водки хряпнуть, вкус  перебить.
- Выходи блять ! Сука, Чернобог, забери свою гадость. - пусть вытащит из меня свою тень. Однако я не втыкаю, что без его тени я  просто овощ. Ко мне спускается  крылатый чёрный конь, подбирает меня и уносит.
Богиня застыла, мерцая как утренняя звезда в морозной темноте.  Через минуту потеплело, река оттаяла.
Солнце поднималось из-за тучи, бодрое молодое  отдохнувшее и готовое к новым трудам.
Я верхом на жеребце потянулся хрустнув суставами. - Снижайся. - велел жеребцу и крылатый  взбрыкнув задними, пошёл на посадку. Крылья конь  вобрал в себя и они исчезли, как только копыта коснулись земли.  Притащился конь  в городище. Местные мужики взяли оборону, топоры похватали и встречали меня не добро.
- Прослышали мы о колдуне. Слух не добрый разошёлся по всей Ладоге, по  лесам и по болотам. Творит колдун деяния злые, чёрные. Так что не пришёлся ты ко двору ведун.Ступай покуда цел, а не то  зарубим. - выкрикивали мужики , высовывались  из-за  брёвен. Вспаханная  полоса  вокруг  деревеньки была границей, за которую Мара и нежить любая , по мнению  мужиков, ходить не должны. Я сплюнул, перекинул ногу через холку коня.
- Да ну, зарубишь ? - усмехнулся.- Пиздёшь. Иди сюда и докажи, что ты мужчина. - приглашаю. Никто из мужиков не осмелился.Притихли. Бороды топорщаться между щелей в заборах , глазами вращают , топоры опустили.
- Знамо, честно биться не будешь. Трус. - проорал  один, видимо  вождь деревеньки.
- Нахуй честно ? Не на Олимпиаде нихера. - отвечаю и спешиваюсь с коня. Конь  чёрен и свиреп, Чернобогова сила в нём. Копыта будто смолой облиты, глаза сверкают, тени в гриве гуляют.
- Да он же слепой. Гляньте, люди добрые, народ честной! Это же калика перехожий, эвона глаза заплавили ему.
- Хм. Враги пошутили. А тебе, блять, за внимательность респект. - мужичьё остолобое шарахнулось от заборов. Сбежались все к идолам, въезд у них там в деревеньку,  стоят и заступить за черту бояться.
- Кто выйдет, сразиться со слепым ? - подстрекаю я и мужичьё волнуется. Вызвался один смельчак. Заговорил  его оружие против него же. Топор в руках не слушается. Зарубился сам.  Другой умник решил стрелами побаловаться. Полетели все стрелы в бревно, в глаза идолам хвалёным. Мимо меня.
Так спокойно я  вступил на земли Ладоги. Верхом проехался по деревеньки, нажрался  блинчиков и грибов засоленных. Провожали душевно, лишь бы сваливал по скорее. Боялись. Доехал до торговый площади с купцами попутчиками.
- Конь у тебя, ведун , чисто  Чёрт, из ночного котла вылез.  Куда ж ты , слепец, путь держишь ? - интересовались купцы, ведя в поводу обозы.
- Надо найти  человечка. Мусат  ведун. Слыхал ?
Купцы загудели, оправдываться начали, что слыхали они о  ладье погоревшей,  а не то замёрзшей, а не то потонувшей. Мол, по слухам, на ней плыли  заморские купцы и колдуны каких отродясь свет не видовал.
- Слава Роду сгорели все. - облегчённо  выдохнуло купечество.  Я усмехнулся, нашли кому верить. Колдун  в огне не горит, в воде не тонет. Пнул пятками коня и двинул вперёд обгоняя ползущие обозы.
На базаре оживлённо обсуждали  крушение ладьи с товаром. Трепали языками такое, я пожалел,  блять, что не успел устроить всего этого ночью.
Звон.Тонкий певучий, режет слух и зовёт меня. Тоненько.Шёпотом. Сабля моя запела, меня  чует и зовёт. 
- Хазарского кагана , именная. Сталь  крепкая, лёгкая, в руку ложиться.Испробуй добрый  воин. - предлагает  торговец и передаёт саблю из рук в руки  богатому дружиннику. Из бояр или наёмный, но  одет хорошо. Я не вижу, только слышу о чём говорят.
- Хэй, амиго ! Не верь. Сабля эта убьёт тебя. - выкрикнул и внёс в деловую сделку смуту. Торговец просил за саблю  трёх соболей или пять куниц. Цена приличная, но у дружинника шкур нет, обменять не может. Золотом даёт.
- Иди куда шёл. - грубо отвечает, - Беру саблю. - отвешивает золотые монеты. В ладонь торговцу по монетки сыпется золото. Дружинник берёт саблю,  пробует замахнуться, восьмёрку выписывает в воздухе. Только сабля моя кровь любит пить. Я тенью скользнул и оказался за спиной дружинника. Локоть его дёрнул, рукой  блок выставил и с локтя врезал в челюсть. Перехватил  саблю , сжал до боли в суставах  его пальцы на рукояти. Провёл острым лезвием по шее, кровь горячая хлынула.
- Говорил же, блять. Никогда не слушают. - на сабле сверкает надпись "Аксанбек". Прихватил я ножны дорогие, да плащ шерстяной. Обвязал  красной широкой лентой глаза, чтобы серебрянной "маской" не светить.

+1

43

Быстро бежал Алёшка. Всё вперёд гнался, дороги перед собой не видя. Догнать обидчика хотел, да сам попался. Со всей силы врезался во что-то большое, отскочил, словно ошпаренный, вперив свои испуганные глазёнки вперёд. Увидел мальчик перед собой мужика, а точнее двух. Огромных – преогромных. Высоких, сильных. Словно две горы – так внезапно выросли богатыри на его пути. Злоба искривила лицо одного из них, стало оно цвета свекольного. Казалось вот-вот, да и взорвётся. А из глаз так и искры вылетали. Разозлил, видно, его Алёшка не на шутку.
Вскипел великан. В мальчишку впились руки-клешни и подняли в воздух. Человек, который схватил парнишку, был из дружины самого ладожского воеводы. В день будний и в особенности праздный ходили дружинники по городу, следили за порядком. Но, как часто бывает, посчитали и они себя людьми: вина хлебнув спозаранку, пошли в обход. В таком виде уж лучше им вообще не попадаться на глаза. А тут Алёшка, как назло, влетел в одного.
Великан так тряханул парнишку, что у того потемнело в глазах. Чуть было не шибанул, да напарник остановил.
– Фёдор, что ты к мальчишке пристал! Экое важно дело. Сегодня же праздник, – мирно заметил он.
– Чего это ты, Ерёма, лезешь не в своё дело?! Проучить чутка шпанца следует!
Однако руки верзилы уже опустили паренька на землю.
– Ступай, малец, по добру, по здорову, – примирительно сказал Еремей, стараясь как-то смягчить тон и успокоить товарища.
Алёшка и рад был дать дёру со всех ног, но снова убегать мальчишка не осмелился. 
– Катись отсель, щенок, пока уши твои не оторвал да вихры не повыдёргивал! – загромыхал над Алёшкой раскатистый бас дружинника, заглушая собой все другие звуки.
Получив такое своеобразное «добро», пацан проворно юркнул в ближайшую подворотню. Лишь там он смог перевести дух – ещё легко отделался! После он решил малость выждать, пока дружинники не уйдут куда. В щёлку забора было хорошо видно, как они всё ещё стояли на том же месте и о чём-то толковали. Алёшка обратился в слух.

Фёдор с Еремеем были похожи, как две капли воды, несмотря на то, что первый был немного старше второго. Были они братьями, кровинушками родными. Оба статные, росту большого, сажень косая в плечах у обоих, а силушкою богатырской одарены природой так щедро, что с лихвою хватит на десятерых мужиков взрослых. Словом, молодцы бравые. Однако характерами уж больно разные. Фёдор горяч был. Чуть что, так сразу в драку. Получить от него было страшно. Как врежет кулачищем своим, так и дух вон выйдет весь! А Еремей был хоть и помладше, да мудрее брата своего. Ума ему больше досталось. Холоден был он к военному делу, да так судьба его сложилась, что за братом ему всю жизнь следовать пришлось.
Насупился Фёдор, голову склонил:
– На душе у меня не спокойно, понимаешь. Сам не свой, как узнал, что третьего дня наши на ночной в засаду угодили. Досталось им крепко: Андрона Смольника да Кузьму подрали до полусмерти, а Иваша Старшого и вовсе в лес утащили. Жив, как думаешь?
– Слышал уже. Необычно, однако – волхи не оставляют полонян при себе. Видно, замышляют что. Думаю, жив будет, покуда им надобен стался.
– Эх! Чувствует сердце, на этом не станется, – выдохнул Фёдор. – Ну, попадись мне только, шкуру волчью заживо сдеру! – сквозь зубы процедил он, сжав при этом свои «клешни» как бы на невидимой волчьей шее.
Тягостное предчувствие преследовало и Еремея. Что-то нехорошее обязательно случится. Чутьё не подводит. Однако тот предпочёл не делиться с братом своими ощущениями.
Более Алёшка уж ничего не слышал. Ноги сами собой понесли малого прочь, от греха подальше. Похоже, дружинники говаривали как раз о тех самых волхах, которых они повстречали этой ночью в лесу. Нужно быстрее рассказать об этом дедушке!
***
Алёшка так и не появился, и дед, дабы не терять времени, решил добраться до места без него. Дорогу знает, чай не слепец. Ни один годок они уж вместе ездят сюда за сотню вёрст к местному кожевенных дел мастеру. Выгодное партнёрство их объединяет: шьёт Дед Василь из кожи сыромятной различные изделия для усмаря ладожского, который в свою очередь продаёт их купцам заморским. Частью прибыли и с дедом делится. Нынче Василь должен был забрать у мастера партию сырья, чтобы через месяц-другой привезти сюда уже готовый товар. Лавка кожевника находилась аккурат в одном из торговых рядов, выходивших на площадь главную.
Пока сани неторопливо пробирались по людной улочке, Чарли во всю смотрела по сторонам. Её очень забавляло происходящее. Неожиданно воз оказался внутри «живого» кольца из людей. Со свистом и песнями поплыли по кругу молодые парни и девушки, взявшись за руки. Темп их движений всё ускорялся. Через некоторое время Чарли представляла, что она находится в центре огромного паратрупера, который вот-вот должен оторваться и взлететь вверх. Так же внезапно, как и появились, хороводоводы куда-то исчезли. Пару раз мимо саней шумно проносились ряженые в шкуры. Они распугивали гуляющих, имитируя звуки различных зверей. 
Вот Чарли видит ещё одну компанию играющих друг с другом в снежки. Звонкий смех раздаётся вокруг. Чарли стала всматриваться – нет ли среди них Алёшки?! Но мальчика здесь не было. Только ребята резвились в большом сугробе, а рядом фыркал, пританцовывая, рыжий конь, будто просил принять его в игру. Среди детворы Чарли заметила невысокую девушку в длинном кожаном плаще, которая барахталась со всеми в снегу. Казалось, она была зачинщицей в этом «муравейнике». Уж больно ретиво отбивались от ней другие. Да и хохотала она громче всех! Но что это: на ногах у девушки были красные кеды. Конвёрс. Это, несомненно, были они. Чарли вытаращила глаза. За время, проведённое в этом необычном месте, она успела немного пообвыкнуть. Внешний вид здешних людей сильно отличался от того, который она привыкла наблюдать дома. Увиденное ею сейчас было как раз из того, прежнего мира. Сани уже отъехали на приличное расстояние, а девочка всё продолжала оглядывалась назад в попытках запомнить девушку.

Покусанная рука нестерпимо саднила. То чувство, которое Дед Василь ошибочно посчитал приливом сил, обернулось для него сущей пыткой: его бросало то в жар, то в холод, тело будто изнутри щекотали и покалывали крохотными иголками. Покусанная рука нестерпимо саднила. Всё время хотелось пить. Но вода не могла унять жажды. Досадным обстоятельством для путников явилось и то, что лавка Филимона – так звали мастера, до которой они с таким трудом добрались, в сей час была закрыта. Дедушка подёргал засов на деревянных створках. Тщетно!
– На празднике, видать, гуляет, – устало сказал дед, – здесь обождём малость. Вон, на площади уж соломенных кукол подожгли.
Сказав это, он указал по направлению к центральной площади. Казалось, эта часть города утопала в огромной цветастой толпе. Люди пришли сюда поглазеть на ритуал сожжения чучел. Однако те всё никак не хотели разгораться. Чёрный едкий дым заволок округу. Видно, зимушка не желала так просто уступать престол сестрице своей юной.
Дедушка присел у лавки на приступок, облокотившись о стенку. Он закрыл глаза, дыхание его было тяжёлым. Чарли подошла к нему. Маленькая ручонка осторожно коснулась плеча.
– Деда, что с тобой? – прошептала девочка.
Но дедушка не ответил. Он её не слышал.
– Деда, проснись, проснись! Не нужно спать! Слышишь, просыпайся!
Слёзы брызнули из глаз. Девочка испугалась своим мыслям, она не хотела в них верить.
– Деда! Деда… – она всё продолжала тормошить старика.
Нужно позвать кого-нибудь! Следуя этому внезапному порыву, Чарли бросилась за помощью. Она бежала и звала, вернее, хрипела, так как голос потеряла ещё в лесу.
– Помогите! Дедушке плохо! – сипела девочка.
Но прохожие, словно оглохши, не обращали внимания на её призывы. Не понимая, что делать дальше, она попросту стала хвататься за встречных и тянуть их за собой. Кто-то решил, что девочка попрошайничает, и бросил ей пару сребреников. Она посмотрела на монеты и, поджав губы, чтобы ещё больше не разреветься, побежала прочь.
Вот идёт высокий бородатый господин, Чарли подскочила к нему, схватила за руку и стала показывать в сторону, где сидел дедушка, но мужчина только похлопал её по плечу, мол, пьян старый, проспится – сам подымется.
– Почему вы стоите? – прошептала малышка. – Он ведь умирает…
Чарли, бессильно опустилась на дорогу. Слёзы и отчаяние давили её. Неужели никто не поможет дедушке? Нет. Чарли поможет! Она обязательно приведёт кого-нибудь.
Тут, всего в нескольких шагах от себя девочка замечает ту самую незнакомку в красных кедах. Плотно завернувшись в плащ, девушка толкует о чём-то с рядом стоящим пареньком. Чарли кинулась в их сторону. Красные кеды, только бы не опоздать!
[nick]Момо[/nick][icon]http://s013.radikal.ru/i322/1702/57/0efaf0116055.png[/icon][sign]Все дороги ведут к людям. (Экзюпери)[/sign]

+1

44

Снег приятно хрустит под ногами, было немало проекций в которых приходилось сталкиваться с суровым климатом, но на столько спокойной ещё не было. Быть может дело в детском смехе, в деревянных домах, что казалось мило посапывали под Толстым слоем снежного покрова. Вся красота совсем ненадолго сбила с толку, очень скоро я почувствовала запах гари, криков о помощи и прочего подобного слышно не было, но все же я поторопилась отыскать источник дыма, тут то и открылся вид на языческий обряд сжигания соломенной бабы. Губы сами выдают - Россия..- слово превращается в расплывающийся узор пара на ледяном воздухе. Ноги поколено в снегу устали и жутко ныли,  почти сразу понимаю что если останусь здесь в таком виде, долго не протяну. Необходимо найти одежду или кров, а пока решаюсь подойти к единственному источнику тепла на ближайший километр. Какого было моё удивление, когда увидела Арину мило болтающую с местным.
- Ты хорошо говоришь на русском. - Вместо привычного приветствия начинаю вполне себе дружелюбный разговор. Находиться в незнакомой проекции, хоть и с виду довольно безопасной, лучше не в одиночку[nick]Джейт Крист[/nick]

0

45

[nick]Арина [/nick][status]Солнышко[/status][icon]http://savepic.ru/13047064.jpg[/icon][sign]...Но что же мне делать, если я наверное знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. И чем добродетельнее дело — тем более тут эгоизм. Люби самого себя — вот одно правило, которое я признаю. Жизнь — коммерческая сделка...[/sign]
- А что ты умеешь? - вопросил светловолосый, кажется, уже заинтересованный в этом несколько больше, чем во всем празднике. Арина не была похожа на девушек этого времени, и пусть юноша едва ли мог понять, что она не отсюда, предположить, что она из будущего, к девушке его тянуло.
- Я умею предсказывать будущее, очень далекое, - улыбнулась Ари, слегка растрепав ладонью волосы мальчишки, - если у нас будет время - обязательно покажу и расскажу, что ждет нас в будущем, угу?
- Угу, - кивнул парнишка.
Вокруг гулянья развернулись еще шире, зазывалы собирали хоровод, едва смогла Арина ускользнуть от них, не подала руки. Мальчишка остался вместе с ней, хотя, кажется, горели глаза его, участливым он был.
- Как звать тебя?
- Федором зовут, а к тебе как обращаться?
- Так я же милая, али забыл? - засмеялась Ари.
Смех ее прервал чей-то голос, точнее, акцент этого голоса.
- А как же мне иначе на языке родном говорить? - вопросила Арина, оборачиваясь. Увидеть Крис она явно не ожидала. От одного взгляда на девушку холодно стало, Арина аж вздрогнула. Из-за спины Ари выглянул юноша, что в свои пятнадцать уже был выше девушки.
- Вы знакомы? - негромко вопросил он, - почему она так странно одета?
Арина открыла рот, дабы сказать что-то, только вот девчонка, подбежавшая к ней, выбила из головы все мысли дельные, да все слова, что вертелись на языке.
- Что случилось? - непонимающе переспросила Арина, изучая заплаканное лицо малышки. Увы, дети - больная тема, потому просто оставить плачущего ребенка, не узнав причины и не разобравшись с проблемой, Ари не смогла. Позабыв о Федоре и Крис, кинулась девушка вслед за Момо, что настойчиво вела вслед за собой.
- Не холодно Вам, девица? - вопросил Федор, слегка улыбнувшись, стараясь быть дружелюбным со знакомой Ари. Заметив пропажу темноволосой, он двинулся следом, мало ли, помощь нужна.
Заметив пожилого мужчину в бессознательном состоянии, Арина даже впала в ступор. Она не врач, да и вообще о первой помощи знает не так много, как нужно.
Ари не нашла ничего лучше, как пощечиной попытаться привести мужчину в чувства. Пульс прощупывался, и пусть дыхание было тяжелым, сердце билось ровно, особой угрозы жизни не было.
- Очнитесь, нельзя на морозе спать, замерзнуть можно, - неуверенно произнесла Арина, снова несильно ударяя пожилого человека по щеке.

0

46

«А это еще что за…?» Не успел Акайо оправится от происходящего, как огромная белая птица подняла двоих на спину и взмыла в воздух. Разобрать ничего не успел. Да и не важно, главное, что кстати их подобрали.
Ронин стал как никогда послушным. То ли птица так действовала на него, то ли еще что-то – непонятно. Но он все-таки послушно выполнял указания, завязывая какие-то узелки на золотой нити. Увлекся малость, затих, как дитя малое, не обращая ни на кого внимание. Выходило все не сразу. Нитка путалась, из рук выскальзывала, а пальцы не слушались. Видимо сам Господь Бог не хотел видеть Акайо в живых, мол: «Пора, сын мой. Пора!». Но все-таки пара тройка узелков завязалась. Это как с кукушкой. Та гадает, сколько жить ты будешь, а тут тебе уже точно – несколько предназначенных смертей обойдешь. Вот только не верил во все это мужчина. Что предначертано, то предначертано. Судьбу не изменишь. Это вот так тебе на роду написано, чтобы сейчас подобрала тебя белая птица, а там уже все – туман. Что будет, то будет. Вот упадешь - значит так надо. Подумал об этом, тоже так нужно. Иногда кажется, что вообще мы живем по сценарию. Вроде хочешь сказать или сделать одно, а сам другое выбираешь, коришь потом себя за это. Вот вроде бы и выбор был, да пропустил. Да, выбор есть. Но предначертано ли тебе переступить себя, пойти против правил? Как знать… Вообще, все это не ясно. Вот и решил пока Акайо поразмышлять над этим на досуге позже.
Не говорил ничего печенег. Тяжело было, да и не хотелось. Вообще, хотелось помолчать. Отойти куда-нибудь на край мира, сесть, посидеть, отдохнуть от людей. В тишине, красоте и покое. В себе, как ежик. Свернуться в клубок и полежать, зная, что никому ты не нужен. Хорошо прямо-таки. Замечтался Акайо об уединении. Лишь только изредка слышны были вздохи. С трудом отвлекся да бы вокруг оглядеться.
Летели быстро, так, что воздух сильными потоками бил в лицо, заставляя беспрестанно щуриться. Если обернуться назад, то можно было расслабиться и спокойно смотреть, наконец переставая утирать слезы. Акайо так и поступил, стараясь избавится от ветра. И действительно. Стало куда лучше. Теперь можно было смотреть вниз, вверх, по сторонам. Да куда хочешь, главное не обратно.
Летели они достаточно высоко, но не было страшно мужчине. Да, да… Не боялся полетов. А чего попросту страшится. Все надежно. Ну, или почти. Печенегу даже нравилось. Какое-то спокойствие что ли. Успокоение. В свое стихии.
Вот посмотришь вниз и увидишь лес, темные макушки деревьев, слегка припорошённые снегом. Нижние же их ветви клонятся от тяжести, будто бы опускают руки свои от усталости.
Чем ближе было к Ладоге, тем чаще встречались избушки, деревянные дома. Дым из печь столбом валил. А там и дорога в сам город-крепость. Подмело видать ночью, еле видно. Ну, так еще откуда смотреть!
А люди-то, люди! Словно муравьи копошатся. Совсем в размерах уменьшились. Бредут себе по делам, «бренность бытия» на плечах несут.
А тем временем и Ладога раскрылась. Ей Богу – как на ладони! Простирается от края до края. Забавно наблюдать за городом с высоты. Тут еще по мере снижения и музыка стала слышна. Гулянья видимо во всю идут. "На площадь надо бы."

[nick]Акайо Мидзуно[/nick][status]Печенег[/status][icon]http://blog-imgs-46.fc2.com/a/y/a/ayahbook/Warlords2.jpg[/icon][sign]--Живя в мире, не забывай о войне--[/sign]

+1

47

[icon]http://s018.radikal.ru/i521/1702/4d/241f2015ac4d.png[/icon][nick]Томас Шелби[/nick][status]ведун[/status][sign]" Три ценных приобретения: красивая жена, добрый конь и хорошая собака. "[/sign]
Ладога - город-крепость. Окружен он высоким частоколом и смотрительными башнями. А уже за высоким деревянным ограждением и наставлены домики, терема, дворы, хлева и тому подобные постройки. Город портовый, и логично, что имеет свои пристани. Уже и день настал давно, как герои добрались до крепости на волшебной птице. Быстрее, конечно, чем на ладье. Ничего не попишешь.
Как крупный торговый центр, город пользовался большой популярностью у торговых судов. Много ладей стояла у причалов. Но сегодня за стенами крепости царила особая праздничная атмосфера. Люди встречали весну и провожали зиму, гуляли на Масленице. Естественно, никто особо не ожидал появления яркой белой птицы в небе, но увидев, наверняка воспримут ее благосклонно. Едва ли та походила на дурное знамение.
Томас молчал всю дорогу. Виды с высоты птичьего полета мужчину не интересовали. Он был не слишком доволен тем, что одержимого Чернобогом зоновца пришлось оставить вот так, на произвол судьбы. Хотя это еще вопрос, кого ведуны больше подвели. Всё-таки стоило попробовать осветить воду в проруби, Томас полагал, что это могло сработать. Амулет еще какое-то время посветился в руке, а после сила заклинания прошла. Возможно, это заметил байкер и использует задумку при следующей встречи с одержимым. Покажет лиходею, где раки зимуют... буквально. Но сам Томас не рассчитывал на повторую стычку лоб в лоб со всемогущим Чернобогом и его жрецом. Не сильно походило, что Топор делает это так уж без всякого своего удовольствия. Скорее всего, сопротивлялся зонщик влиянию по минимуму...
- Где думаем приземляться? - спросил Томас впервые за всё это время глянув вниз. Холод на высоте и при быстром передвижении сильный. После такого путешествия сам бы в печь залез. Жар-то костей не ломит, как известно. Об этом и были все мысли - о тепле.

+1

48

Всё произошло как во сне. Чарли не помнила, как она подбежала к темноволосой девушке в кедах, как говорила ей что-то, как потащила за собой. В тот момент в голове было одно: быстрее бы добежать. Когда человек попадает в подобного рода ситуацию, он помнит только одно –  самое главное. Время будто замедляет свой ход. Вот и сейчас оно тянулось для Чарли. Девочка ждала чуда. Она верила, что эти люди, которые собрались здесь, помогут дедушке, он обязательно откроет глаза и, как ни в чём не бывало, они вместе найдут Алёшку и продолжат своё путешествие. Но ничего сверхъестественного не случалось. Только в толпе прибавлялось зевак. Девушка похлопала деда по щёкам, пощупала пульс. Она что-то говорила ему, но только лишь глухой стон послышался в ответ.
Чарли в это время стояла рядом. Она как заворожённая смотрела на попытки «оживить» старца и мысленно просила всех святых за него, потому, когда в следующий момент девушка обратилась уже к Чарли, девочка лишь непонимающе посмотрела на неё. Кажется, она спросила про воду. Да, как же Чарли могла забыть про воду?! Она бросилась к саням. В рюкзаке должна была остаться бутылка с водой. Стащив свои пожитки, девочка вернулась назад. Покопавшись в ранце, она вытащила одну и подала девушке.
[nick]Момо[/nick][icon]http://s013.radikal.ru/i322/1702/57/0efaf0116055.png[/icon][sign]Все дороги ведут к людям. (Экзюпери)[/sign]

0

49

Постоялый двор битом, мне пришлось пройти  не один, пока я наконец не свалился на скамью и решил, что  не сдвинусь. Корабельщики заполонили трактиры, местных мало, основная масса пёрла из других земель и городов, а многие и вовсе не успевали оседать  нигде, оставаясь вечными  мореплавателями.
- И лежит наш путь далёк . . . - толковали изо всех углов. Чувства мои обострились, не имея зрения я стал слушать, открывая способность слышать  больше, чем раньше. - Мимо острова Буяна.
- Не пришёлся ты ко двору, странник. - в который раз  мне это говорят. Я скривил ухмылку, поднял рожу, обращаясь к хозяину заведения.
- Плевать. Заткнулся бы, пока башка на плечах. - звон сабли и острый клинок  молнией вылетает из ножен. Движение неуловимо. Остриё  ткнулось в кадык мужичонке. Тощий, рубаха висит на нём, как на пугале. Борода плешивая клоками торчит, башка полысевшая. Хозяева постоялых дворов обычно  откормленные, а этот, в чём душа держится.
- Комната мне нужна, тихая. Залягу до утра. Жить хочешь ? - спросил я чисто риторически, все хотят жить. Никто ещё не заявил, что желает сдохнуть. Сабля  передаёт моей руке малейшее колебание. Мужичок трясёт  башкой "Живота прошу, пощади мил человек, комната буде, самая спокойная. "
- Я так и думал. - саблю далеко не стал убирать, пригодиться. Гостеприимством  пропитано кругом. Ко мне подсаживается одноглазый.
- Э, колдун, а колдун. Сказывают ты поселение старого Приладожья приструнил. - вытянув шею заговорил одноглазый и хитро прищурив единственный глаз, которым так и сверкал, что сапфиром, мужик осклабился.
Учуяв зловоние я  морщусь и огрызаюсь ему.
- Да ну? Этих козлов трусливых.Слушай отвали, а. Пасёт от тебя псиной. Дай пожрать! - заорав на одноглазого, я принялся  есть гуся. Жрать хотелось, а этот псиной вонял, аппетит перебивал.
- Колдун, а колдун, они за мостом никого в старое селенье не пускают из чужаков. Проведёшь меня, отсыплю серебра тебе, драхмами сколько хочешь. - одноглазый закряхтел и, решив произвести впечатления на меня, потряс мешком набитым монетами. Меня чуть не вывернуло от одного упоминания о серебре. Я вскочил, мёртвой хваткой вцепившись  в горло одноглазому. Раздался истошный вой и одноглазый схватившись за мою руку сжимающую его шею, захрипел. Я наклонился и выдохнул чёрный дым  ему в лицо и в раскрытый рот. Дымка послушно  проникла в одноглазого преобразив внешний облик. Кожа покрылась  чёрной сеткой выступивших вен. Веки, как у наркомана сидящим на героине, потемнели, под глазами  мешки и сам стал не свой.  Зрачки заплыли. В башке туман. 
- Сам дойдёшь, раз  так надо. - покончив, я уселся приступая к поеданию гусиной печени. Порченный тенью Черного колдуна одноглазый оборотень выскочил из трактира на улицу и побежал  по городу, распугивая народ, кидаясь на людей.
Вещей при мне не было никаких, кроме оружия и коня. Чёрная скотина околачивалась по двору объедая из кормушек других лошадей. Конь распугивал  обычных животных и лошади сторонились его. Отведав гуся с огромной   печенью , как будто у него цирроз всю жизнь был, я не торопился уходить. Здесь многих можно сделать  моими тенями. Нет жизни к том, кто  получит дар мой.
[nick]Аксанбек[/nick][status]ведун, жрец Чернобога[/status][icon]http://sg.uploads.ru/ISpXv.jpg[/icon][sign] Хороший психолог, лечу депрессии и недовольство жизнью. Бесплатно. Всего одним выстрелом.[/sign]

0

50

[nick]Арина [/nick][status]Солнышко[/status][icon]http://savepic.ru/13047064.jpg[/icon][sign]...Но что же мне делать, если я наверное знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. И чем добродетельнее дело — тем более тут эгоизм. Люби самого себя — вот одно правило, которое я признаю. Жизнь — коммерческая сделка...[/sign]
Фёдор, который, по мнению Арины, должен был оказать неоценимую помощь и поднять старика, вернув его каким-нибудь образом к жизни, сейчас только зевак разгонял, что приходили лишь посмотреть, без какого-либо желания помочь.
Арина собрала в руку немного снега, потом все же решила, что это будет слишком неприятно.
- У тебя есть вода, милая? - вопросила девушка, оборачиваясь на растерянную, напуганную до полусмерти  девочку, которая сильно переживала старика. Кем он ей приходился? - у кого-нибудь вообще есть вода?
Девочка побежала к саням, а у Арины появилось время рассмотреть её, впрочем, она продолжала стучать по щекам пожилого человека. Сейчас бы нашатырь, вероятно, тут же пришёл бы он в норму, а тут...
Девочка была не славянской внешности, и даже не европеоидной расы, что сразу показалось Арине странным. В её понимании, Русь, в которую она попала, ещё никто своими набегами не беспокоил, а ежели и беспокоил, то никак не монголоидная раса, впрочем, Арина же "очень хорошо" знает историю, ей можно простить. Выводом было то, что девочка реальная, но если это так, зачем беспокоиться за старика столь сильно? Он тоже реальный?
Момо подала Ари бутылку. Прохладная вода тут же резко была выплеснута на лицо старика. Человек открыл глаза.
- Ну, наконец-то!
- Там это, смотрители порядка заинтересовались ситуацией, сюда идут, - произнёс Фёдор, перебежкой возвращаясь к девушке, ведя под уздцы коня.
Арину смутила попытка пожилого человека подняться. Его чего-то напугало. Ари перехватила руку Момо.
- Нам надо уходить, - негромко произнесла она, утягивая девчонку за собой из переулка. Рюкзак в руках малышки дал окончательную уверенность в том, что она из реального мира. - Идём же...

0

51

[nick]Мусат - Маттиас Нельсон[/nick][status]кузнец. воин ведун[/status][icon]http://s5.uploads.ru/RI92E.png[/icon][sign]Каждой твари по харе [/sign] а кто с в себя не верил и судьбу свою не мог решить,  выходил раньше посадки..  рейс окончился для Акайо.. пролетая над  собравшимися горожанами , белая птица Макошь становилась прозрачнее, как облачко тумана, таяла  на глазах и Швед видя это дело, затянул последний узел,
- держись  олух. - крикнул он  самураю, ведь пизданётся  и всех за собой утянет, а всё потому, что веры в нём нет... Шведа падать  заодно с этим малодушным не хотел. под Акай  образовалось  дырка и он улетел в открытое пространство, спасительная золотая нить  его судьбы тянулась  к клюву птицы. благодаря самураю , один узелок лопнул, тоненько бздынкнув.
- вон !! - вырвалось из груди Швед, голосок охрип, не покричишь особенно.. - вон там снижайся.. - подумав, что  дальше они не долетят, Швед сгруппировался, приготовившись к твёрдой посадки. и на чьи то розвальни, набитые сеном, прикрытые  рогожей, да шкурой медвежьей рухнули ведуны..    Швед упал сильно  ударившись  спиной о бок саней, перевалился через них, отбросило его  инерцией..
- ох ты! - вскрикнул  Швед одновременно с  хозяином розвальней. - второй раз за день с неба падать приходиться.. - оттаявшая харя Шведа  пыталась говорить, но горло окоченело. парнишка державший лошадку, чтобы не убегла... не каждый день с неба в розвальни к ней падает...  высунулся из за чалой  лошадёнки, поправил  съехавшую на лоб шапку..  глаза таращит на ведунов, чё они в его санях делают..
- парень, это мы куда приземлились ?  а... год какой ? - спросил Швед, подшучивая над  крестьянским отпрыском.
- Ладога, вестимо. - подобрав челюсть ответил парень, широким жестом показал  городище и суету вокруг.
- прибыли!! мужики, эй!! точно по адресу, наш полёт окончен, желаю всего доброго. - голос Шведа окончательно сел и следующую  фразу он  бы сказал  бы шёпотом..  только и успел пальцем ткнуть  в разбегающуюся визжащую толпу и странного дикого мужика...
пацан смотревший за упряжью  обернулся и свистнув громко, заорал - вритра!!! - демона так называли, а народ разбегался и орал  двоедушник..  злыднем и каженнем.. по разному кличут.

0

52

Девушка плеснула водой из бутылки в лицо старика. Дедушка очнулся. Он медленно обвёл глазами собравшихся здесь: по взгляду его было видно, что он не понимал, что происходило вокруг, откуда взялись все эти люди. Видимо, он что-то хотел сказать, но только бесшумно шевелил губами. Лицо старика, однако, всё ещё оставалось бледным, как у мертвеца. Руки его дрожали.
В толпе пронёсся шёпоток, послышалось восклицание. Как это обычно бывает, языки людские разносили толки одни других краше, дескать, ведунья силы великой в Ладоге объявилась, одним взглядом с того света людей возвращает. Кто такая? Откуда взялась? – никто не знавал. Кругом народ толпится, переговаривается: не каждый день такое увидишь!
Девочка, находившаяся всё это время рядом, беспокойно сжимала ручонками свой рюкзак. Когда она увидела, что старец пришёл в себя, лицо её просияло. Она прильнула к деду, но тот только посмотрел на неё своим отсутствующим взглядом.
Тем часом обходившие площадь дружинники, заметив скопление людей у торговых рядов, не преминули полюбопытствовать, чему обязана публика. Кто-то из толпы уже показывал пальцем в сторону объекта всеобщего зевачества. Дружинники, обнажив мечи, двинулись по направлению к горе-компании. Неизвестно, чем бы всё это обернулось, не подоспей вовремя знакомый темноволосой девушки, который, к слову, был по-видимому учён, чем обыкновенно заканчиваются подобные встречи. Он-то и предупредил, что с минуты на минуту нагрянут патрульные и тогда всем несдобровать.
Видно было, что слова паренька обеспокоили незнакомку. Объясняться со здешними блюстителями закона она явно не горела желанием. Дед, несмотря на то, что ещё несколько минут назад находился в бессознательном состоянии, тоже зашевелился. Реакции его были более чем живыми. Он даже сделал попытку подняться, хотя это у него вышло не сразу. Через некоторое время старик всё же стоял на ногах. Его пошатывало. Девушка было смутилась, понимая, что после случившегося лучше бы этому человеку отдохнуть и силы восстановить, а не бежать сломя голову куда-то. Однако препятствовать ему она не стала.
Стражи порядка были уже в непосредственной близости, потому незнакомка приняла единственное и, как ей показалось, верное в данной ситуации решение – как можно скорее делать отсюда ноги. Оставаться здесь – подвергать себя излишней опасности. Но опасность грозила не только ей. И девушка, отчётливо понимая это, решила не оставлять ребёнка одного, пусть и с близким ей (однако не вполне вменяемым) человеком. Подгоняя парнишку, вёдшего под уздцы рыжего скакуна, девушка, не теряя более ни секунды, поймала Чарли за руку. Она что-то говорила девочке, вместе с тем увлекая её за собой из переулка.
– Деда! Деда! Почему мы убегаем? Там же мой дедушка! Мы должны помочь ему! Деда, вставай! Вставай же! – несмотря на уговоры, девочка продолжала протестовать.
Этот человек не был родственником Чарли, до вчерашнего вечера она даже не знала его. Однако девочка успела привязаться к старику. Не будь его рядом –  лежать бы ей сейчас в лесу дремучем либо околевшей, либо растерзанной диким зверем. Чарли это прекрасно понимала.
Девочка упорствовала так, что незнакомке пришлось буквально тащить её, а вместе с тем и всё её добро. Но сила хрупкой девушки не была безгранична, и Чарли, улучив момент, всё-таки вырвалась и бросился назад к старику. Только рюкзак ребёнка с болтавшейся рядом на кожаном ремешке не то саблей, не то мечом остались в руках девушки.
[nick]Момо[/nick][icon]http://s013.radikal.ru/i322/1702/57/0efaf0116055.png[/icon][sign]Все дороги ведут к людям. (Экзюпери)[/sign]

0

53

Так и знал Акайо, что спокойно видимо ему никак не долететь на этой чудо-птице до пункта. Нет, чувствовал. Упал мужчина, да так быстро, что и сам не понял, что произошло. Проскочил сквозь белое облако птицы и вниз. Даже нить не спасла. На то она и нить. С треском порвалась. Груз не выдержала. Значит так оно и надо.
В общем приземлился Акайо на крышу одной из изб. Приземлился мягко говоря не ахти. Всю заднюю часть отбил, на спине прокатился вниз, снег за собой загребая. Чуть было в ограду не упал к собакам. Повезло, что за выступ какой-то успел вовремя ухватиться.  Еще укусов ему не хватало для полного счастья. Разорвали бы еще не дай бог. Любил Ронин конечно все живое, но не настолько, чтобы становиться кормом.
Посмотрел вниз мужчина, да как будто ножом по сердцу полоснуло. Не к собакам сначала бы он попал, а прямо на колья острые. Почувствовалось даже в груди, как эти штыки от заборчика впиваются в плоть. И так больно стало, тошно. Ей Богу! Делать было нечего.  Итак еле держался. Что ж, приходилось по выступу передвигаться к более удобному месту, цепляясь руками. А потом и аккуратненько прыг в палисадник, а там через заснеженные кустики и на улочку шмыг.
Собаки заливались вовсю, призывая хозяев дома. И они были услышаны. Повыбегали люди из избы на улочку. Мужиков то и не было. Ушли видно на празднества. Одни бабы. Точнее сказать, девицы. Красные, настоящие. Как из сказки. Видно, что такой грохот их сильно напугал. Совсем юные, они только все охали, да тихо причитали, изредка бросая смущённые да нерешительные взгляды на незнакомца. Тем временем, Акайо решил не испытывать судьбу и двинуться дальше. Он лишь подмигнул девушкам, да разослал воздушные поцелуи и скрылся под шумок, довольно улыбаясь.
[nick]Акайо Мидзуно[/nick][status]Печенег[/status][icon]http://blog-imgs-46.fc2.com/a/y/a/ayahbook/Warlords2.jpg[/icon][sign]--Живя в мире, не забывай о войне--[/sign]

0

54

[nick]Мусат - Маттиас Нельсон[/nick][status]кузнец. воин ведун[/status][icon]http://s5.uploads.ru/RI92E.png[/icon][sign]Каждой твари по харе [/sign]
Швед проследил глазами за тянущимся следом от полозий саней.. до самой кромки леса.. почерневший, он скопил в самых глубоких местах  водицу.. а  дальше от людного  балагана и ближе к полям пучки соломы рассыпаны, да ячменя горсть..  кучи навоза..
зверьё своего не упустит, то сорока прилетит  на ячмень.. то полёвка выскочит полакомиться.. только набила  рот зёрнышками, как насторожилась, прислушалась и дёру в кусты.  поднимающиеся крики любого напугают, демон  разогнал толпу зевак, набросился на чужой обоз и разорвал  всю "начинку" саней в клочья..
под шумок, Швед потянул  медвежью шкуру за лапу..
- и много у вас таких ? - кивнул он в сторону бесившегося мужика, одержимого демоном.
паренёк  суетился возле  чалой лошади, как вошь на гребешке.. то поднырнёт под кобылу, то вынырнет..
- откель мне знать ? токма появился. - и глядь на шкуру, да хвать за другой край.. тут то  натянулась  шкура между двумя мужиками, поперёк розвальней. парень на Шведа зыркает, Швед на парня..
- ведун я, Мусат.. дай обогреться, может изведу нечистого.. - сказал Швед  первым, дабы избежать  лишнего конфликта. паренёк шкуру нехотя отдал.
-  а я Годим.. ведун говоришь ? дык, толкуют разное об этом городище, будто здесь нежить  всё заграбастала в руки поганые, а люду и житья нет. - разоткровенничался парень..
- проверим. - равнодушно отозвался Швед, натягивая  шкуру на себя.. медвежья голова с раскрытой пастью  поместилась на голове ведуна, лапами как пояском, вокруг  шеи подвязался, вроде теплее стало.
- ну чё встал как вкопанный ? хочешь лежать здесь, как выкопанный ? - спросил Швед, прикрикнув на парня.. ждать не заставил, живо лошадь  хворостиной огрел и рысью  к жилому оврагу  розвальни погнал. по дороге бежит  девица, коса расплелась, щёки раскраснелись, волосы  русые на лоб  прилипли.
- тпру!!! залётная..тппрру!! - натянув поводья, Годим остановил  лошадь.. захрустели полозья проваливаясь в талый мокрый снег..
девушка так и  сиганула коленями в сани, чуть ли не к Шведу в объятия..
- помоги  милый человек, напасть то какая!!!  заявился к нам нечистый хапун.. хлевник !! давеча, по крыше гремел, а потом, ить, гикнулся о земь.. - запальчиво рассказала девчонка, а Швед сразу ей :
- сеть накинули ? эх вы, сетку надо было набросить.. со мной  ещё один ведун  прилетел, он посмотрит  вашего  хлевника, а мне срочно надо, Годим правь  к демону, пока не убежал. - паря лошадку не жалея огрел хворостиной, ноги лошади подогнулись, будто в присядке, да побежала родимая..
Швед уже предвкушал, что в Ладоге без работы не останется и проезжая мимо  торговой площади, да мимо  высотных теремов с широкими  постоялыми дворами, примечал где бы ему разместиться жильём.. а что? да ну этот постоялый, на нём всякое отребье  ночует.. Шведу в избе захотелось.. да в боярской.
щас купцов от нежити избавит, глядишь  награду получит и в дом пустят.
одноглазый  лютовал, словом правда в него демон вселился. разорив пару саней, разорвал жеребёнка, и кинулся в людскую толпу, ухлёстывая за дружинниками. детские крики  прорезали людской гомон, басовитые голоса барыг... одноглазая нежить озлобленно кинулся на девочку, одной рукой поперёк талии хватая, второй  зажал рот, да крепко.. через сани прыгнул и бежать с девчонкой.

Отредактировано Шкет (Пт, 17 Мар 2017 13:40)

+1

55

[icon]http://s018.radikal.ru/i521/1702/4d/241f2015ac4d.png[/icon][nick]Томас Шелби[/nick][status]ведун[/status][sign]" Три ценных приобретения: красивая жена, добрый конь и хорошая собака. "[/sign]
Еще в воздухе, но довольно близко к земле, Акайо упал с птицы, и все остальные только чудом приземлились, не переломавшись. Впрочем, Том и так уже получил свою травму, из-за которой сразу подняться не смог, хоть и упал довольно удачно, если сравнивать с другими двумя ведунами. В городе происходил какой-то переполох, и разобраться так сразу было трудно. Вопли людей становились все громче, пока не показался очередной представитель местной фауны. Какой-то старик, если судить по воплям девочки, вел себя, как озверевший. Томас, приземлившийся в сено, чувствовал лишь головокружение и ноющую боль в ноге, а в целом, похоже, не потерял ничего важного во время падения. Но он все равно смутно понимал, что творится. Услышал, что прибыли в Ладогу, но успокоиться толком не успел. Мужчина приметил, что Акайо все-таки сорвался во время пути. Неудача за неудачей. Томас таки смог встать твердо на ноги и осмотреться. Какой-то парнишка, его лошадь. Шведа рядом не наблюдалось. Они могли упасть тоже в разных местах.
Толпа начала успокаиваться и расходиться. Томас заметил, что маленькую девочку пытались увести, а та вновь бежала выручать старика, взятого под арест местными стражниками, да с ним за компанию и угодила. Всё это плыло перед глазами. У Томаса начала болеть голова. Приглядевшись к девочке, что стоило очень немалых усилий, Том заметил, что та явно отличается от большинства местных. Прямо, как Акайо. Если бы для европейца большинство азиатов не казались на одно лицо, он бы даже посчитал их родней. Но ведь нельзя было судить вместо Акайо. Следовало товарища найти, и в этом вполне могла помочь та ведунья, которая девочку пыталась увести. С чего Томас взял? Да с того, что узнал ее. Он пошел к ней навстречу, чтобы не упустить возможности. Он окликнул Арину, которая не успела отобрать девчушку у стражи, и сразу назвался, чтобы не было никаких недоразумений:
- Здравствуй, Арина. Это я, Томас. Скажи, что здесь происходит?
Мужчина сомневался, что Арина будет рада с ним столкнуться после приключений в Древнем Египте. Но ведь надо было искать товарищей, как не крути.

0

56

[nick]Аксанбек[/nick][status]ведун, жрец Чернобога[/status][icon]http://sg.uploads.ru/ISpXv.jpg[/icon][sign] Хороший психолог, лечу депрессии и недовольство жизнью. Бесплатно. Всего одним выстрелом.[/sign]
Тихое место.
Стены плотные, толстые. Отличная шумоизоляция. Брёвна поглощают  капли крови выплеснувшиеся на них и перерезанной артерии. Кровь невинных, шести убиенных  детей тощего хозяина  постоялого двора. Кровь не винных. Жертва Чернобогу.
Кровь  черпаю руками  и поливаю на лицо, чтобы избавиться от  серебряной маски держащей меня  в постоянной агонии,  в темноте. Тела детей чернеют. Грудные клетки проваливаются, стремительное разложение и распад. Чёрную массу втираю в серебро. Маска отшелушивается , но не до конца слезает с моей рожи.
- Мало блять! Нужны ещё !
Мне плевать сколько понадобиться  выродков зарезать. Я хочу сорвать с глаз серебряную херню и посмотреть на Шведа. Вырвать  его глаза нахер. Кто со мной хотел на равных драться, по-честному.А? Ха-ха. Амиго, ослепни блять, тогда  будет  на равных.По справедливости.
Оборотень  Забой исполняет волю Чернобога, собирает жертвы из невинных детей. Одного уже сцапал и тащит. Только не сюда ! Не хватало выдать себя.
Дверь из рассохшихся досок поскрипывала. Просела и упиралась  в пол, сдвинуть  только рывком, с силой. Комната на одного , с кроватью и лавкой, пара табуреток и сундук.
Я же говорил, тихое место, тихо здесь спрятать жертву, труп.
- Колдун ! Умоляю тебя, я хочу забрать тело своего ребёнка, пообещай отдать мне его для погребения.
- Хоть килограмм. - сплюнул я в пол, на самом  не удобном месте пришлось остановиться. Я ещё мог по памяти  преодолеть  лестницу и спуститься со второго этажа. На скамье сидели погодки,я слышу детский смех, разговор. Старший вырезал из деревяшки зубастую  морду и запугивал младшего. Моя змеиная атака срабатывает на  детский визг, я хватаю  младшего, сильно рывком сворачиваю шею. Нет, бля. По одному их ловить  не годиться. Усевшись за печной стеной, провожу ритуал и меня отвлекает  отец  пацана.
- Что ты надумал колдун ? - ему казалось, что он с вооружёнными палицами, топорами и кистенями  кучкой  мужиков сможет меня выкурить и навалять. Мне, блять.Ха! Слепому ! Да ну.
- Подойди сюда, хули ты  орёшь издали. Ребёнок мой, я имею право с ним сделать что захочу. Разве нет ?
- Колдун, мне бы тризну исполнить , не гневи богов и дай похоронить с миром.
- Ок. Идёт, подойди и забери! - я слышу крадущуюся поступь, скрип каблуков сапог, половицы провисли и постанывают. Лязг цепа. Чёрных сил хватает чтобы  без труда определить  начавшуюся на меня охоту. Выдыхаю изо рта чёрную гарь и она разлетается по  горнице вороньём. На каждого вооружённого кидается , когти в лицо, в голову клюв острый бьёт и глаза выклёвывает.
Кто жить захотел, вываливался из окон на двор, с криком разбегались. Тени мои -вороньём собрались над крышей, закручиваясь в страшную воронку. Не будет здесь никому жизни. Хозяин трактира - Чернобогом отмечен, как и волколак одноглазый. Много  у моего господина слуг. У верховных богов всегда должны быть  помощники.
Я человек мирный, лишних конфликтов избегаю. Нехер было меня трогать.  Всего тринадцать детей надо  убить  и снимет с меня Чернобог  серебряную маску. Заебала! Мозг сверлит, глаза  выедает, силы жрёт.
Пробравшись  к коновязи, свистнул.
- Чё стоишь, иди сюда ! - рявкнул, конь  всхрапнул и  ткнулся мордой в плечо. Я зажав в кулаке пучёк  гривы вскочил на спину.- Сам знаешь куда.
Скачит конь до мастерской на двор влетает. Копытом молотит землю, головой  взмахивает. Мужик колесо к телеге прилаживает, да работу свою исправно  делает.
- Хэй, амиго, блять как по вашему сказать ? Клетка. Мне нужна большая клетка.
- Охотиться будешь ? На кого ? - не поднимая на меня глаза спрашивает, продолжая работу.
- На медведя. Живой нужен.
- Понимаю - говорит мужик и  наконец видит меня. Хохот он не сдерживал, хотя мне было  обидно, блять, смех его поганый слышать.
- Впервой раз вижу, чтобы слепой на охоту ходил.
- Ты ещё не то увидишь, если продолжишь меня бесить. - кароче, мужик попался сговорчивый. Обещал к утру клетку сделать.

0

57

[nick]Арина [/nick][status]Солнышко[/status][icon]http://savepic.ru/13047064.jpg[/icon][sign]...Но что же мне делать, если я наверное знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. И чем добродетельнее дело — тем более тут эгоизм. Люби самого себя — вот одно правило, которое я признаю. Жизнь — коммерческая сделка...[/sign]
Арина обеими руками держала Момо, стараясь увести куда подальше. Старик не так сильно заботил ее, и пусть даже если был он реальным... Разве не поймет ее порыва убрать ребенка подальше от разборок, что могли бы закончиться чем-то не очень хорошим?
- Да послушай же меня. Уходить надо, с ним все будет хорошо!
Едва ли... Момо вырвалась. Как же Арина не любит таких активных детей, к слову, о своем характере в таких ситуациях она совершенно не задумывается. Ари делает шаг вперед, будучи готовой снова отловить Момо, но ее останавливает Федор, устраивая руку на ее плече и крепко сжимая ее. Стоило только Арине отвлечься на мальчишку, послышался детский визг, а девчушка вмиг пропала с глаз. Старика же, заведя ему руки за спину, повели стражники за собой.
Арину Федор все-таки оттащил на пару метров от всего действа, подальше немного от собравшихся зевак. Ари растерянно изучала детские  вещи, оставшиеся в руках ее  ровно до того момента, как ее окликнули.
Раннева обернулась и прищурилась, изучая мужчину, обратившегося к ней по имени. Она в один миг преодолела расстояние меж ними, закидывая по пути рюкзак за спину. Оружие заметить успела, только времени рассматривать его не нашлось. Рыжий жеребец двинулся вслед за девушкой, утягивая за собой и Федора. Томас... Да, кажется, она помнит его, если, конечно, прежние их встречи не снились ей. Хах, смешно, когда она вообще в последний раз спала?
- Нет, ты это видел? Они девчонку забрали. И ее надо вытаскивать, срочно, потому как я даже понятия не имею, что с ней будет, но хорошего точно ждать не стоит, - поделилась своими мыслями Арина. Вроде, ответила на вопрос Томаса как нельзя понятнее. - Пойдем же... Ей надо помочь. У меня есть лошадь, но дело в том, что я не знаю, куда похититель мог двинуться, - пожала плечами Ари, кутаясь сильнее в плащ. В некоторой степени стрессовая ситуация тут же заставила позабыть об играх, что совсем недавно были на празднестве, о валянии по сугробам, которые, кажется, дадут еще о себе знать в будущем.
Рыжий конь уткнулся мордой в спину Арины, подталкивая ее вперед, не понимая, видимо, что толкать надо в погоню за вором, а не на Томаса.
- У тебя же есть идеи?

0

58

[icon]http://s0.uploads.ru/HYCy1.jpg[/icon][nick]Забой[/nick][status]волколак, тёмный[/status][inv]Руна Одал[/inv][info]Оборотни Ладоги[/info]
Одноглаз буквально  сталкивает  патрульного, ловкач. Пусть не столь силён бывший вожак, на ногах стоит крепко и проворен и ловок в решительном броске. Девчонка схвачена и с нею вместе подскок.Вверх! Прыжок через сани, по ту сторону Забой  оглядывается, в его руках  девочка, беспомощно  мотается  куклой- игрушкой. Держит  Забой ребёнка, одним глазом голубым  смотрит и умудряется видеть   всё и всех.
- Подлецы! Предатели ! - скверно обзывает  он  двоих  собратьев. По мнению Забоя новый вожак повёл ладожских волков совершенно не по тому пути. - Меня свергли, ладно, пёс с вами! Но кого. Кого! Послушались, овцы вы не разумные. - держа дистанцию, сохраняя безопасное расстояние , Забой не выпускал из рук ребёнка. Девчушка обхватом поперёк, висит, почти горизонтально к земле. Вторая рука одноглазого  зажала её рот, почти  пол-лица закрыв. Хищный мужик Забой, видна в нём былая удаль, опасен он в схватке один-на-один. Волос седой, зато зуб крепкий. Не каждый из стаи осмелился бы выйти против него - здорового! А не раненого и ослабленного, как было сделано. Подлость не простил и затаил лютую обиду, озлобился.
Вряд ли они осмелятся напасть, при наличии ещё живого детёныша в лапах оборотня. Забой подпрыгивал в нетерпении сорваться с места.
- Передать хочу послание вашему новому вождю. Скоро вся  Ладога потонет в крови. Колдун пришёл. Падёт  Приладожье, гордое и не сломленное. Падёт и ваша власть. - злорадно смеётся и отступает. Рывок ещё, прыжок. Бегом с девчонкой. удрать же надо, сил не много, хватит  не на долго, а ребёнка по велению колдуна полагалось доставить  живым и полнокровным. Чего -то колдун делает с кровью детской. Забоя мало волнует, меньше вопросов задаёшь - дольше живёшь. Петляя и путая следы, красиво уходил  Забой, умело. Дворами, да околицами, между санных обозов проскакивал. Зевак мешавшихся на пути сталкивал на бегу. Успел двух корабельщиков свалить, левым боком сильно долбанулся, взвыл коротко от бешенства.
- Ты чё творишь, оглоед! - чуть не вывалив на голову бочку сёмги, заорали  грузчики на оборотня.- Ты знаешь сколько товару попортить мог, а кто платить будет ? - возмущался  капитан судна, это так дальше и дойдёт и до владельца. Хай лишний не нужен, Забой  прижал девчонку сильнее, спиной к себе. Сверкнув единственным голубым глазом, угрожающе зарычал.
- Дай пройти, зарежу ! - только одного его свирепства было достаточно, чтобы корабельщики расступились. Медвежья шкура блестела промокшим  мехом. Руна Одал на плашке, держала алый плащ на плечах, характеризовала Забоя, как человека материально зависимого, жадного до  наживы. Однако и наследие своё Забой помнил, а они его  тоже не забыли!

0

59

Чарли неслась вперёд, несмотря на попытки девушки задержать её. Девочка видела, как один из стражей уже вёл деда к саням. Товарищ его, завидев девочку, двинулся к ней навстречу. Однако ребёнок этого словно не замечал. Чарли не думала, что произойдёт с ней, когда эти люди поймают её. Главным сейчас было добежать до старичка.
Вдруг перед глазами мелькнула тень. Мгновение, и кто-то перехватывает ребёнка. Чарли даже было подумала, что это темноволосая девушка нагнала её и теперь хочет вернуть назад, но быстро поняла, что ошиблась. Огромная лапа сдавливает её рот, да так, что ребёнку становится трудно дышать, ему не хватает воздуха. Ещё мгновение, и неведомое существо уже бежит прочь отсюда, с силой отталкиваясь от земли и перепрыгивая сани. От неожиданности Чарли вся обмерла. Но похититель, сделав ещё пару шагов, также внезапно остановился, обернулся и стал что-то громко кричать. Чарли не понимала его, однако догадалась, что человек этот был из местных. Но человек ли? Прыгал-то он так, будто пружины были у него вместо ног. Да и речь его мало походила на человеческую, пожалуй, скорее напоминала лай. Вот он что-то точно прорычал и закатился в ревущем смехе. А дальше закружилась карусель..
Разбойник мчался по улочкам города, сбивая с ног прохожих да обозы гружёные друг с другом сталкивая. В этом забеге Чарли видела только спины людей, да их испуганные лица. Запах мокрой шерсти, который исходил от похитителя, становился невыносимым. Комок подкатил к горлу девочки, её тошнило.  Вот верзила сшиб двух корабельщиков. Бочка, которую они спускали с корабля, чудом не опрокинулась на головы беглецам. Тут было поднялся галдёж, но мужик злобно шикнув в ответ, заставил возмущавшихся расступиться. Но то, что произошло в следующий момент, в прямом смысле выбило почву из-под его ног!
Что-то со всего размаху врезалось в верзилу и захваченного им ребёнка, подмяло под себя. За словесной перепалкой не заметил мужик, как из проулка, что напротив был, зверем на него кинулся дюжий дружинник. Был это один из братьев-богатырей, с которыми прежде уже повстречался Алёшка.
Тем временем, дружинник поднялся на ноги. В сшибленном признал он Забоя – былого дружины своей командующего. Некогда славен был этот вояка своей смелостью да удалью, всем молодцам на зависть. Токмо жадность сгубила его. Мало Забою стало положения его и почестей причитающихся, возжелал он большего. Власти над людьми захотел. Да вовремя замысел его подлый раскрылся. На сходе городском на милость совета тамошнего порешили прогнать Забоя из дружины. Не было участи для вояки страшнее, чем лишиться места своего в войске ратном. Отныне изгоем заклеймённым стал для всех. Это его только больше озлобило на род людской. Стал Забой возмездия искать, коварные планы отмщения в себе вынашивать. Да, видно, нашёл то, чего искал. Меткой бога Тёмного облик его отмечен был. Человеком он был крупным и страшным, об одном глазе. Сквозь синюшную кожу повсюду проглядывали пучки вен. Единственный глаз его белел на фоне тёмной глазницы. Другая, когда-то давно лишившись своего жильца, была скрыта под куском ткани, и теперь место это походило больше на чёрную зияющую дыру. Конечности его будто вытянулись, он сгорбился. С трудом в этом человеке можно было разглядеть былую авторитетность. Через некоторое время сбитый с ног Забой зашевелился: он вытянул шею, жадно потянул воздух и тут же круто вскочил. По куцой бородёнке пузырями спускалась пена. Зубы его зло заскрежетали. Узнал и он в служилом подчинённого своего прежнего. А это означало одно – схватка неминуема.
Казалось, только этого-то и дожидался весь день Фёдор. Сбросив с себя верхнее одеяние, дружинник довольно осклабился. Сорвал он поясной нож да с силой кинул его оземь – только рукоять, словно свечка, торчала над поверхностью. Стоило Фёдору обернуться через неё, странные метаморфозы начали происходить с его телом. Оно сплошь заросло густой шерстью. Бешено вздрагивая и переливаясь, по груди его расходились бугры. Мужчину будто что-то ломало изнутри. Лицо дружинника вытянулось, искажая первоначальные черты. Из открытого рта, нет, это уже больше походило на звериную пасть, показались острые клыки. Руки и ноги его удлинились, они стали походить на лапы животного. В доли секунды, завершив переход, перед Забоем предстал волк, размеры которого были много больше обычных.
– Фёдор! Постой! – крикнул ему подоспевший соратник – его брат. – Он живым нужен!

Чарли, которая от мощного удара кубарем отлетела в сторону, сейчас лежала на снегу. Всё плыло и кружилось перед её глазами. В ушах гудело: невидимый звонарь в её голове уже заступал на службу. Словно в дрёме девочка видела эту невероятную сцену превращения человека в волка. Впрочем, сейчас ей не было страшно. Ей просто хотелось закрыть глаза и уснуть. И темнота наконец поглотила её.
[nick]Момо[/nick][icon]http://s013.radikal.ru/i322/1702/57/0efaf0116055.png[/icon][sign]Все дороги ведут к людям. (Экзюпери)[/sign]

Отредактировано Бурят Тони (Пн, 20 Мар 2017 14:22)

+1

60

Акайо шёл таким медленным, размеренным шагом, будто прогуливаясь. Успокоился - целёхонек остался после падения такого. Улочка тем временем расширялась, дорога становилась просторнее. А по краям все те же избы деревянные. Собаки во дворах лаяли, чуя запах еды. И действительно, на улице пахло вкусно – стряпней какой-то сдобной. Разыгралось у мужчины воображение. Поесть захотел. Надо же, было такое чувство, что как будто он с самого Древнего Египта не ел. А так и было. Да, когда он последний раз ел-то? Плохо, не ознакомился с культурой как следует, так нечего сейчас такой шанс упускать. Сунулся он было в избу какую-то, дверь в ограду не была заперта. Да вот только изба баней оказалась, не отличишь. Огорчился Акайо и пошел не солоно хлебавши.
Народа мало встречалось. Праздник был на площади похоже, вот и ушли все. Вот даже песни слышны. Пытался вслушаться в них он, понять, но как-то не очень получалось. Чем ближе он подходил, тем сильнее песни и голоса были похожи на крики. «Этого еще не хватало. Куда бы я не пришел, везде беда. Не день, а напасть какая-то.»  подумал Акайо, ускоряя шаги. Похоже чувство самосохранения работало у него в другую сторону. Так и тянуло на приключения.
Добравшись до центральной площади, где, будто во времена инквизиции, догорало нечто человекообразное , Акайо осмотрелся. Народу здесь оказалось не так много, как рассчитывал увидеть мужчина. Расходились, видимо, все уж потихоньку. "И на этот "праздник жизни" опоздал" - подумал Акайо. Зато стало куда тише и спокойнее. Может, ему вообще все показалось? Мало ли – наваждение. Всё-таки, сильно об крышу-то приложило.
Недалеко от себя, всего в нескольких метрах, Акайо увидел знакомую фигуру, а точнее одежду. Баа, да это же Томас! Долетели и они значит тоже. Вот только громила где?
-- Эй, друже, ты ли это?—выкрикнул мужчина.
[nick]Акайо Мидзуно[/nick][status]Печенег[/status][icon]http://blog-imgs-46.fc2.com/a/y/a/ayahbook/Warlords2.jpg[/icon][sign]--Живя в мире, не забывай о войне--[/sign]

0


Вы здесь » Запретная Зона » Русь - вълшьба » Сказ: о Дочери


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC